Аналитический обзор решений Конституционного Суда РФ (19/11/2013 – 25/02/2014)

Мария Филатова

К.ю.н., заместитель руководителя Представительства Конституционного Суда РФ в г. Москве

При подготовке обзора использованы материалы с официального сайта Конституционного Суда РФ (www.ksrf.ru)

* * *

19 ноября 2013 года Конституционный Суд РФ принял Постановление № 24-П/2013 по делу о проверке конституционности статьи 10 Уголовного кодекса РФ, части второй статьи 24, части второй статьи 27, части четвертой статьи 133 и статьи 212 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

Суд постановил, что прекращение уголовного дела в связи с декриминализацией преступления не может лишать гражданина права оспаривать законность и обоснованность решений органов предварительного расследования и добиваться реабилитации.

История вопроса

В отношении заявителей органами следствия были возбуждены уголовные дела, они обвинялись в незаконном получении кредита (гр-н Боровков) и нарушении авторских прав (гр-н Морозов). Во время расследования в Уголовный кодекс РФ были внесены изменения и произошла декриминализация указанных преступлений; уголовные дела в отношении заявителей были прекращены. Заявители, считая себя невиновными, подали заявления о реабилитации, однако им было отказано органами следствия и судами.

Заявители считают, что оспариваемые нормы позволяют прекращать уголовное дело по нереабилитирующему основанию без учета позиции самого обвиняемого. Тем самым, по их мнению, нарушается право на справедливое судопроизводство, право считаться невиновным и право на реабилитацию и возмещение вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием.

Позиция Суда

Прекращение уголовного преследования в связи с декриминализацией деяния не предоставляет права на реабилитацию лицу, чье уголовное дело прекращено по данному основанию.

Согласно оспариваемым нормам, лицо, несогласное с прекращением уголовного дела в силу декриминализации деяния, лишено возможности обжаловать в судебном порядке законность и обоснованность актов органов предварительного расследования, вынесенных в ходе осуществления уголовного преследования. Соответственно, отсутствие механизма проверки их законности и обоснованности исключает возможность признания за гражданином права на реабилитацию. В этой части оспариваемые нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации.

Федеральному законодателю надлежит внести изменения в законодательство в соответствии с настоящим Постановлением Конституционного Суда РФ.
Дела граждан С.А. Боровкова и Н.И. Морозова подлежат пересмотру.

* * *

2 декабря 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 26-П/2013 по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 4 Закона Челябинской области «О транспортном налоге».

Своим постановлением Конституционный Суд подтвердил право регионального законодателя регулировать льготы пенсионерам на транспортный налог.

Данное дело представляет собой редкий пример обращения в Конституционный Суд с запросом о признании нормы конституционной. Речь шла о пункте 2 статьи 4 Закона Челябинской области «О транспортном налоге», которая устанавливает льготы для пенсионеров и многодетных семей при уплате транспортного налога. Указанные категории налогоплательщиков уплачивают налог по ставке 1 рубль за принадлежащий им автомобиль мощностью до 150 лошадиных сил. Норма была введена в действие с 1 января 2009 года, тогда как ранее получение льготы не было ограничено мощностью двигателя транспортного средства.

Норма была оспорена в областном суде общей юрисдикции, который подтвердил ее соответствие федеральному законодательству. Однако впоследствии Уставный суд Челябинской области признал спорное законоположение не соответствующим Уставу (Основному Закону) Челябинской области. Уставный суд исходил из того, что региональный законодатель отказался от ранее принятых на себя обязательств по обеспечению социальной поддержки населения, а ограничение права на налоговую льготу не сопровождалось сохранением достигнутого уровня социальной защиты пенсионеров.

Позиция Суда

Согласно Налоговому кодексу РФ транспортный налог является региональным налогом. Законодатель субъекта сам определяет ставку налога, порядок и сроки его уплаты, а также налоговые льготы и основания для их использования налогоплательщиком.

Изменения в Закон Челябинской области о транспортном налоге в части условий предоставления пенсионерам ранее установленной для них льготы были внесены с целью усиления адресности получения льготы.

При этом законодатель субъекта РФ действовал в пределах его дискреционных полномочий, а потому указанные изменения правового регулирования отношений по льготному налогообложению не могут расцениваться как снижающее конституционно обусловленный уровень социальной защиты пенсионеров. Соответственно, оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, не утрачивает юридическую силу и подлежит применению судами, другими органами и должностными лицами.

Дополнение:

Одним из центральных в данном деле по сути явился вопрос о соотношении компетенции уставного суда и Конституционного Суда РФ. Уставный суд пришел к выводу о несоответствии оспариваемой нормы закона субъекта его уставу. Однако позднее Конституционный Суд РФ пришел к выводу о соответствии данной нормы уже Конституции РФ, тем самым сохранив норму в действующем правовом поле.

Как известно, отношения между конституционными (уставными) судами субъектов РФ и Конституционным Судом РФ не иерархизированы – Конституционный Суд РФ не наделен полномочиями отмены решений конституционных (уставных) судов субъектов РФ. Однако Конституционный Суд РФ вправе проверить норму закона субъекта РФ на соответствие Конституции РФ как акту высшей юридической силы, что и было осуществлено. Как указал сам Суд в постановлении, отсутствие у КС РФ таких полномочий означало бы выведение законов субъектов из сферы его контроля. Исходя из верховенства Конституции РФ, вывод КС РФ о соответствии ей закона субъекта означает сохранение последнего в юридическом поле. Такой подход, на наш взгляд, соответствует принципам федеративного устройства РФ.

* * *

«Дело Маркина (№2)»: 6 декабря 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 27-П/2013 по делу о проверке конституционности пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса РФ

Конституционный Суд РФ постановил, что только он может разрешить вопрос о применимости законодательных норм, которые препятствуют исполнению постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), но не были ранее признаны неконституционными.

История вопроса

Военнослужащий Константин Маркин после развода с женой потребовал предоставить ему отпуск по уходу за новорожденным сыном. В предоставлении такого отпуска ему было отказано в связи с тем, что российское законодательство устанавливает право на предоставление такого отпуска только для военнослужащих женского пола, но не военнослужащих-мужчин. Военные суды подтвердили законность отказа. Впоследствии командование части предоставило заявителю отпуск по уходу за ребенком до двух лет и материальную помощь в размере 200000 рублей в связи со сложной семейной ситуацией. Тем не менее, К. Маркин обратился в Конституционный Суд РФ с жалобой на нарушение нормой закона конституционного принципа равенства. Конституционный Суд РФ в январе 2009 года своим определением отказал в принятии жалобы в связи с отсутствием нарушения конституционных прав заявителя данными законоположениями, не предусматривающими право военнослужащих-мужчин на получение отпуска по уходу за ребенком.

В марте 2012 г. Европейский Суд по правам человека (Большая Палата), куда заявитель также обратился с жалобой, установил нарушение статей 8 и 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Основываясь на этом постановлении, К. Маркин подал в российские суды заявление о пересмотре вынесенных в его деле постановлений.

Президиум окружного военного суда Санкт-Петербурга обратился в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности положений п.п. 3 и 4 ст. 392 ГПК РФ. В запросе суда был поставлен вопрос о соответствии оспариваемых положений статье 15 Конституции РФ, в той мере, в какой они допускают пересмотр вступившего в законную силу судебного постановления при наличии противоположных правовых позиций Конституционного Суда РФ и ЕСПЧ относительно соответствия примененных при рассмотрении конкретного дела норм национального законодательства положениям Конституции РФ и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, создавая тем самым препятствия для правильного разрешения дела. Противоречие Конституции РФ, по мнению заявителя, усматривается в отсутствии законодательных механизмов для разрешения подобных коллизий. Кроме того, исполнение решения ЕСПЧ может оказаться связанным с отказом от применения положений российского законодательства, в отношении которых Конституционный Суд РФ ранее пришел к выводу об отсутствии нарушения ими конституционных прав заявителя.

Позиция Суда

КС вновь подтвердил, что постановления ЕСПЧ, вынесенные в отношении России, подлежат исполнению; одной из процессуальных гарантий такого исполнения является закрепление в ст. 392 ГПК в качестве основания для пересмотра судебных постановлений по новым обстоятельствам вынесение ЕСПЧ постановления, устанавливающего нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод в отношении данного лица при рассмотрении судом его конкретного дела.

В этом случае, с учетом того, что права и свободы, закрепленные Конституцией РФ, — это, по существу, те же права и свободы, которые гарантирует Европейская конвенция, встает вопрос о конституционности норм закона РФ, препятствующих исполнению решения ЕСПЧ. Однако вопрос о конституционности нормы не может быть разрешен судом общей юрисдикции, но только Конституционным Судом РФ в силу его исключительной компетенции. Поэтому в подобных случаях суд общей юрисдикции, рассматривающий вопрос о пересмотре судебного постановления, вправе обратиться в КС РФ с запросом о проверке конституционности положений, препятствующих исполнению решения ЕСПЧ.

Дополнение:

В данном деле положениями, по сути препятствующими исполнению постановлению ЕСПЧ по делу гр-на Маркина, являются нормы Федерального закона «О статусе военнослужащих», устанавливающие возможность предоставления отпуска по уходу за ребенком военнослужащим женского пола. Однако вопрос о конституционности этих норм Ленинградским окружным военным судом перед КС РФ в данном запросе не ставился. Исходя из постановления КС РФ, такой запрос может быть направлен судом, рассматривающим дело, в случае необходимости. В данном же деле КС РФ рассмотрел исключительно вопрос процессуального характера.

Кроме того, КС РФ был сделан важнейший вывод: такой запрос может быть направлен и в том случае, если ранее гражданин, дело которого рассматривается судом, уже обращался в КС по этому же вопросу: оценка ЕСПЧ российской нормы как влекущей нарушение Конвенции обусловливает возвращение к вопросу о ее конституционности.

Если по результатам рассмотрения указанного запроса Конституционный Суд постановит, что норма, препятствующая исполнению постановления ЕСПЧ, не противоречит Основному закону страны, то он может указать на возможные способы реализации решения международной инстанции.

Таким образом, дело военнослужащего Константина Маркина может быть разрешено по существу с учётом данного Постановления

* * *

19 декабря 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 28-П/2013 по делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 5 статьи 53 Уставного закона Красноярского края «О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края»

Конституционный Суд РФ постановил, что политическая партия не вправе произвольно распределять депутатские мандаты по итогам выборов.

История вопроса

Оспариваемая норма закона «О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края» предоставляет руководству партии право по собственному усмотрению передать вакантный депутатский мандат любой из региональных групп. После выборов в Законодательное Собрание Красноярского края в декабре 2011 года региональный список партии ЛДПР, в котором образовался вакантный мандат, был дополнен кандидатом из другого региона.

По мнению заявителя, гр-на Худоренко, входившего в состав региональной группы ЛДПР по Красноярскому краю и не получившего освободившийся мандат, оспариваемая норма предоставляет руководству партии необоснованно широкую свободу действий при распределении депутатских мест и тем самым нарушает как права кандидатов в депутаты, так и избирательные права граждан.

Позиция Суда

Граждане являются единственными конституционно признанными обладателями пассивного избирательного права. Соответственно, когда гражданин становится кандидатом, реализация этого права перестает быть предметом свободного усмотрения выдвинувшей его партии.

Распределение депутатских мандатов в рамках партийного списка непосредственно по итогам выборов должно быть обусловлено волеизъявлением избирателей. Отступление от этого правила позволило бы избирательному объединению допускать дискриминацию кандидатов и осуществлять пересмотр результатов выборов вопреки воле избирателей. Соответственно, были бы нарушены принципы равенства кандидатов и равного избирательного права.

Исходя из этого, абзац второй пункта 5 статьи 53 Уставного закона Красноярского края «О выборах депутатов Законодательного Собрания Красноярского края» не соответствует Конституции Российской Федерации.

Законодатели Красноярского края обязаны внести соответствующие изменения в порядок передачи депутатских мандатов.

* * *

23 декабря 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 29-П/2013 по делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации

Конституционный Суд РФ определил порядок применения положений Гражданского кодекса РФ об определении круга лиц, в пользу которых наследник вправе отказаться от наследства.

История вопроса

Согласно положению абзаца 1 пункта 1 статьи 1158 ГК РФ «Отказ от наследства в пользу других лиц и отказ от части наследства», наследник вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по завещанию или наследников по закону любой очереди, не лишенных наследства, в том числе в пользу тех, которые призваны к наследованию по праву представления или в порядке наследственной трансмиссии.

Мать заявителя – гр-на Кондрачука – после смерти его брата отказалась от наследства в пользу заявителя. Однако суды общей юрисдикции отказали в удовлетворении требований заявителя об определении долей в наследственном имуществе, сославшись на то, что отказ матери в его пользу противоречит ст. 1158 ГК РФ, поскольку гр-н Кондрачук к числу наследников, призванных к наследованию, не относится. При этом суды сослались на Постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам о наследовании от 29 мая 2012 года № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

Позиция Конституционного Суда

Положения оспариваемой нормы были истолкованы Пленумом Верховного Суда РФ 29 мая 2012 года. В связи с законодательным увеличением общего количества очередей наследников Верховный Суд интерпретировал их как допускающие отказ от наследства только в пользу тех наследников, которые призваны к наследованию. Разъяснения потребовались и в связи с судебной практикой, выявившей трудности при подтверждении родственных отношений между наследниками и наследодателем, а также возможной его незаинтересованности в распределении имущества среди лиц, с которыми он не был связан тесными узами. Сам по себе подобный подход не противоречит Конституции РФ.
Новое судебное толкование института направленного отказа от наследства заменило ранее действовавшее, в соответствии с которым наследник был вправе отказаться от наследства в пользу других лиц из числа наследников по закону любой очереди, независимо от их призвания к наследованию.

Между тем, пункт 1 статьи 1158 ГК РФ не содержит однозначного определения круга лиц, в пользу которых можно отказаться от наследства. Таким образом, в нотариальной и судебной практике решение этого вопроса пришло в зависимость от времени принятия постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 года. Вследствие этого участники наследственных правоотношений, соотносившие свои действия с законом в его прежнем официальном толковании, оказались в положении правовой неопределенности. Тем самым подрывается доверие граждан к закону и действиям государства что недопустимо, как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ.

Таким образом, абзац первый пункта 1 статьи 1158 ГК РФ не соответствует Конституции РФ. Федеральному законодателю следует внести изменения в правовое регулирование правил осуществления отказа от наследства. Абзац первый пункта 1 статьи 1158 ГК РФ не подлежит применению в действующем официальном судебном толковании при пересмотре на его основании решений судов, принятых до 29 мая 2012 года.
Дело заявителя подлежит пересмотру.

* * *

24 декабря 2013 года Конституционный Суд РФ вынес постановление № 30-П/2013, которым постановил, что обеспечение жильем больных заразной формой туберкулеза должно осуществляться за счет федерального бюджета.

В деле оспаривалась конституционность статей 4 и 5 и пункта 5 статьи 14 Федерального закона «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации», которые предписывают субъектам РФ предоставить вне очереди отдельное жилье больным заразной формой туберкулеза, проживающим в условиях, которые не обеспечивают их изоляции. При этом законодательство не определяет уровень бюджета, за счёт которого должна финансироваться эта льгота.

Позиция Конституционного Суда

Оспариваемое полномочие относится к сфере совместного ведения федеральных и региональных властей. По смыслу действующего законодательства, если закон о разграничении полномочий не возлагает финансирование обязательства на региональные власти, то оно должно осуществляться за счет средств федерального бюджета.

Соответственно, п. 5 ст. 14 Федерального закона «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» признан не соответствующим Конституции РФ. Федеральный законодатель обязан четко определить порядок финансирования мер по предоставлению жилья больным заразной формой туберкулеза. Впредь до внесения соответствующих изменений указанные расходы региональных бюджетов должны компенсироваться из федеральной казны.

* * *

31 января 2014 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 1-П/2014 по делу о проверке конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации.

Оспариваемая норма запрещает усыновление гражданам, когда-либо имевшим судимость по целому ряду статей Уголовного кодекса или являвшихся фигурантами прекращенного уголовного дела по одной из этих статей. Исключения установлены для дел, прекращенных по реабилитирующим основаниям (отсутствие события или состава преступления, непричастность к нему и т.д.).

История вопроса.

В отношении заявителя в 2009 году было возбуждено уголовное дело об умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью. Впоследствии оно прекращено в связи с примирением сторон. В 2012 году, действуя в соответствии с оспариваемой нормой, суды отказали заявителю в усыновлении пасынка, воспитываемого вместе с женой (также у них есть общий ребенок). При этом биологический отец мальчика дал согласие на усыновление, заявив, что не желает заниматься его воспитанием.

Заявитель ссылался на то, что оспариваемая норма вводит бессрочный и неукоснительный запрет на усыновление и тем самым нарушает его право на эффективную правовую защиту и справедливое судебное разбирательство, не соответствует целям социального государства, противоречит обязательствам по поддержке семьи.

Позиция Конституционного Суда

Оспариваемые нормы призваны защитить безопасность детей, их права и интересы.

Правомерные опасения за безопасность ребенка возникают, если потенциальный усыновитель привлекался к ответственности по тяжким и особо тяжким статьям УК или за преступления сексуального характера. В этой части абсолютный запрет на усыновление соответствует Конституции Российской Федерации.

В других случаях, предусмотренных оспариваемой нормой, уголовное прошлое также позволяет усомниться в наличии у потенциального усыновителя качеств, необходимых для воспитания ребенка. В то же время, безусловный и бессрочный характер запрета не позволяет учесть обстоятельства конкретного дела и обеспечить индивидуальный подход исходя из интересов ребенка. В данной части оспариваемая норма противоречит Конституции РФ.

Соответственно, Конституционный Суд обязал законодателя уточнить положения Семейного кодекса в соответствии с настоящим Постановлением. Впредь до внесения соответствующих изменений, запрет на усыновление будет носить абсолютный характер для привлекавшихся к уголовной ответственности по тяжким или особо тяжким статьям УК, а также за сексуальные преступления. В отношении других лиц с уголовным прошлым вопрос о праве на усыновление должен решаться судом. При этом суд обязан оценить обстоятельства конкретного дела, а также права, интересы и безопасность ребенка.
Дело заявителя подлежит пересмотру.

* * *

6 февраля 2014 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 2-П/2014 по делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 4 Федерального закона «О ветеранах»

В соответствии с оспариваемой нормой статус инвалида ВОВ могли получить лица, пострадавшие на работах по разминированию с февраля 1944 года, но не ранее.

Конституционный Суд признал, что данная норма допускает дискриминацию в отношении лиц, получивших ранение на работах по разминированию ранее 1944 года. Соответственно, норма была признана не соответствующей Конституции РФ.

Дело заявителя подлежит пересмотру.

* * *

21 февраля 2014 года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление № 3-П/2014, принятое без проведения слушания, о проверке конституционности п. 1 ст. 19 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»

Оспариваемая норма регулирует порядок принятия решений об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью за счет внесения дополнительных вкладов участниками общества.

Сославшись на свои ранее сформулированные правовые позиции, Конституционный Суд РФ указал, что должен быть обеспечен баланс между интересами общества и его участников, в том числе, когда увеличение уставного капитала общества необходимо в интересах всего общества. Соответственно, решение об увеличении уставного капитала общества с ограниченной ответственностью за счет дополнительных вкладов участников, принятое квалифицированным большинством голосов участников общества, не может быть признано недействительным, если участники общества, оказавшиеся в меньшинстве при голосовании, не внесли дополнительные вклады в установленный законом срок. Оспариваемая норма признана не противоречащей Конституции в ее конституционно-правовом значении, выявленном Конституционным Судом в данном постановлении.

* * *

25 февраля 2014 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 4-П/2014 по делу о проверке конституционности ряда норм Кодекса РФ об административных правонарушениях

В Конституционный Суд обратились несколько юридических лиц, в разное время привлеченных к административной ответственности; размер штрафов, наложенных на заявителей за совершение административных правонарушений, составил от 100 000 до 800 000 руб.

По мнению заявителей, оспариваемые нормы, устанавливая значительный минимальный размер штрафа и не допуская назначение наказания ниже низшего предела, не позволяют суду учесть индивидуальные обстоятельства конкретного дела: характер совершенного правонарушения, финансовое положение заявителя, степень его вины. Тем самым они не отвечают требованиям соразмерности и препятствуют назначению справедливого наказания. Это превращает штраф из меры предупреждения правонарушений в инструмент подавления экономической самостоятельности и избыточного ограничения свободы предпринимательства и права собственности.

Позиция Конституционного Суда.

Размер административных штрафов, в особенности минимальный, в отношении юридических лиц, должен отвечать критериям пропорциональности и обеспечивать индивидуализацию наказания. Такая индивидуализация становится затруднительной или даже невозможной в случаях, когда минимальный размер штрафа составляет 100 000 руб. и более. Оспариваемые нормы не позволяют учесть обстоятельства, имеющие существенное значение для индивидуализации административной ответственности, а также назначить наказание ниже нижнего предела и тем самым обеспечить справедливое и соразмерное административное наказание. Соответственно, в данной части оспариваемые нормы не соответствуют Конституции РФ.

Федеральному законодателю предписано внести в КоАП необходимые изменения. Впредь до этого минимальный размер штрафа по оспоренным статьям (а также по иным статьям КоАП РФ, если он составляет 100 тысяч рублей и более), может быть снижен судом ниже низшего предела санкции соответствующей статьи в случаях, когда это необходимо для недопущения чрезмерного ограничения экономических рав привлекаемых к административной ответственности юридических лиц.

Решения по делам заявителей должны быть пересмотрены.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *