Аналитический обзор решений Конституционного Суда РФ (19/09/2013 – 15/11/2013)

Мария Филатова

К.ю.н., заместитель руководителя Представительства Конституционного Суда РФ в г. Москве

После возвращения с летних каникул (начиная с 19 сентября 2013 года) Конституционный Суд РФ рассмотрел шесть дел в публичном заседании и одно дело в заседании без проведения слушания (в процедуре, предусмотренной статьей 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). По состоянию на 15 ноября, Суд вынес 4 постановления по существу, остальные дела находятся на рассмотрении».

При подготовке обзора использованы материалы с официального сайта Конституционного Суда РФ (www.ksrf.ru)

М. А. Филатова, Заместитель руководителя Представительства Конституционного Суда РФ в г. Москве

После возвращения с летних каникул (начиная с 19 сентября 2013 года) Конституционный Суд РФ рассмотрел шесть дел в публичном заседании и одно дело в заседании без проведения слушания (в процедуре, предусмотренной статьей 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). По состоянию на 15 ноября, Суд вынес 4 постановления по существу, остальные дела находятся на рассмотрении».

* * *

10 октября 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление (20-П/2013) по делу о проверке конституционности ряда норм федерального и регионального избирательного законодательства и УК РФ

10 октября 2013 года Конституционный Суд РФ постановил, что осужденные не могут быть навсегда лишены права баллотироваться на выборах, и предписал законодателю установить для них чёткие сроки действия этого ограничения.

Дело о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», Уголовного кодекса Российской Федерации, избирательного законодательства Кировской области и Приморского края по жалобам граждан Г.Б. Егорова, А.Л. Казакова, В.Ю. Синькова, А.В. Куприянова, И.Ю. Кравцова и А.С. Латыпова было рассмотрено 19 сентября 2013 года.

История вопроса

С 1 июля 2012 г. вступили в силу изменения в федеральное избирательное законодательство, в соответствии с которыми запрещается баллотироваться на выборах любого уровня гражданам, когда-либо приговоренным судом к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Заявители выдвинули свои кандидатуры на выборах различного уровня в единый день голосования 14 октября 2012 г., однако им было отказано в регистрации со ссылкой на установленный законом запрет.

Позиция заявителей

По мнению заявителей, оспариваемые нормы фактически пожизненно лишают их пассивного избирательного права. Они полагают, что вопреки конституционному принципу дважды наказаны за совершение одного преступления. Кроме того заявители считают оспариваемую норму несоразмерной и неоправданной, поскольку она не учитывает, являлся ли назначенный судом срок лишения свободы реальным или условным, была ли судимость кандидата снята или погашена, а также другие обстоятельства. Исходя из этого, они просят признать данные законоположения не соответствующими статьям 2, 6 (часть вторая), 19 (часть первая), 32 (части вторая и третья), 50 (часть первая), 54 (часть первая), 55 (часть вторая и третья) Конституции РФ.

Позиция Суда

Правовая демократия требует надёжно защитить её от злоупотреблений и криминализации публичной власти, легитимность которой во многом основывается на доверии общества. Исходя из этого, запрет занимать выборные публичные должности для лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления, преследует конституционно значимые цели.

Тем не менее, соответствующие нормы должны основываться на конституционных критериях и учитывать основные принципы и положения международного права.
Действующее законодательство ограничивает пассивное избирательное право осужденных бессрочно и необратимо. Тем самым, по сути, они навсегда лишаются своего конституционного права. Столь суровая мера не может быть оправдана одним лишь наличием у гражданина судимости. Бессрочное ограничение избирательного права возможно лишь для осужденных на пожизненный срок. В иных случаях оно не соответствует Конституции.

Оспариваемые нормы также не делают различий между реальным и условным наказанием, не учитывают срок лишения свободы, назначенный судом, характер и степень общественной опасности преступления. Тем самым, они не обеспечивают должной индивидуализации и дифференциации ограничений, что также не соответствует Конституции.

Конституционный Суд указал федеральному законодателю на то, что сроки ограничения пассивного избирательного права осужденного должны соотноситься со сроками судимости в рамках Уголовного кодекса. В исключительных случаях за отдельные преступления (вследствие повышенной степени их общественной опасности) могут быть установлены более продолжительные сроки ограничения в разумных пределах.

Федеральный законодатель обязан также установить процессуальные гарантии, обеспечивающие восстановление пассивного избирательного права ранее судимых граждан при либерализации уголовного законодательства. В противном случае такие граждане оказываются в неравном положении с теми, у которых судимость еще не погашена или не снята.
Надлежащие изменения в законодательство должны быть внесены незамедлительно, чтобы обеспечить проведение выборов, которые будут назначены после вступления в силу настоящего Постановления Конституционного Суда.

* * *

18 октября 2013 года Конституционный Суд РФ опубликовал Постановление №21-П/2013, принятое в соответствии со статьей 47.1 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»

Конституционный Суд Российской Федерации принял Постановление по делу о проверке конституционности положения пункта 1 части 1 статьи 19 Федерального закона «О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» в связи с запросом Верховного Суда Российской Федерации.

Своим Постановлением Конституционный Суд РФ признал не соответствующими Конституции РФ положения пункта 1 части 1 статьи 19 данного Закона, в той мере, в какой ими было прекращено социальных и правовых гарантий, предоставленных ранее сотрудникам уголовно-исполнительной системы – одиноким матерям, воспитывающим детей в возрасте до 14 лет, которые они, как лица с семейными обязанностями, получали ранее на основании ч. 7 статьи 54 Положения о службе в органах внутренних дел. Кроме того, Конституционный Суд РФ обязал законодателя внести в действующее правовое регулирование изменения, направленные на установление для сотрудников, имеющих специальные звания и проходящих службу в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, — одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет, гарантий, обеспечивающих защиту от увольнения в связи с сокращением занимаемой должности вследствие реорганизации учреждений и органов, входящих в состав уголовно-исполнительной системы.

* * *

24 октября 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 22-П/2013 по делу о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»

24 октября 2013 года Конституционный Суд РФ защитил право профсоюзов самостоятельно формировать свою организационную структуру.

Дело о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 12 января 1996 года «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» было рассмотрено 26 сентября 2013 года. Поводом к рассмотрению дела явились жалобы Общероссийского профессионального союза работников нефтяной, газовой отраслей промышленности и строительства и Общероссийского профессионального союза работников государственных учреждений и общественного обслуживания Российской Федерации.

История вопроса

В 2010 году профсоюзы внесли в уставы ряд изменений, сохранив в них возможность создания межрегиональных, территориальных (муниципальных, межмуниципальных и городских), объединенных, отраслевых, районных и других профсоюзных организаций, и структурных подразделений – цеховой профсоюзной организации и профсоюзной группы. По обращению Министерства юстиции РФ прокуратура провела проверку уставов профсоюзов и оспорила в суде законность (наряду с новыми положениями) положений об их организационной структуре, полагая, что создание в профсоюзах подразделений, не предусмотренных Федеральным законом «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», не допустимо. Суды пришли к выводу о том, что установленный законом перечень профсоюзных организаций и их структурных подразделений является исчерпывающим, расширительному толкованию не подлежит, и потому данные положения уставов противоречат федеральному законодательству.

Позиция заявителей

По мнению заявителей, практика применения статьи 3 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» препятствует созданию в профсоюзе подразделений, не предусмотренных данной нормой, нарушает право на объединение в профессиональные союзы, необоснованно ограничивает права профессионального союза самостоятельно принимать устав, определять свою внутреннюю структуру и не соответствует статьям 2, 6 (часть 2), 7 (часть 2), 18, 30 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции РФ.

Позиция Суда

Конституция РФ закрепляет в числе основных прав человека право каждого на объединение, включая право создавать профсоюзы для защиты своих интересов, и гарантирует свободу деятельности общественных объединений. Право на создание профессиональных союзов и участие в их деятельности провозглашено Всеобщей декларацией прав человека и закреплено Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

Федеральный законодатель не вправе допускать искажений самого существа права на объединение в профсоюзные организации, которое в соответствии с Конвенцией Международной организации труда включает право вырабатывать свои уставы и административные регламенты, свободно выбирать своих представителей, организовывать свой аппарат, свою деятельность и формулировать свою программу действий.
Деятельность профсоюзных организаций и их структурных подразделений подчинена целям их создания, связана с представительством и защитой социально–трудовых прав и интересов членов профсоюза, с системой социального партнерства.

Работники и работодатели как стороны социального партнерства сами могут устанавливать формы и способы своего взаимодействия. Это значит, что профсоюзы вправе формировать свою структуру, соотносимую с построением конкретной отрасли экономики или иной сферы трудовой деятельности.

Указание в статье «Основные термины» оспоренного закона возможных видов профсоюзных организаций было направлено на достижение ясности правового регулирования и исключение возможности произвольного применения принятых терминов в организационном построении профсоюзов. В течение длительного времени данная статья никем не рассматривалась как устанавливающая исчерпывающий перечень видов профсоюзных организаций. В 2011 году при рассмотрении дел заявителей правоприменители придали оспоренной норме смысл, ограничивающий право профсоюзов самостоятельно решать вопросы своей внутренней структуры. Этим было допущено не согласующееся с конституционно значимыми целями вмешательство государства в деятельность профсоюзов и нарушение конституционного права граждан на объединение.

Таким образом, оспариваемые положения статьи 3 Федерального закона «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» не соответствуют Конституции РФ, нарушают конституционное право на объединение в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они рассматриваются как устанавливающие исчерпывающий перечень видов профсоюзных организаций и их структурных подразделений и тем самым не позволяющие профсоюзам самостоятельно – в своих уставах, положениях, принимаемых на съездах, конференциях, собраниях, определять свою организационную структуру.

Дела заявителей подлежат пересмотру в соответствии с провозглашенным решением Конституционного Суда РФ.

* * *

6 ноября 2013 года Конституционный Суд РФ провозгласил Постановление № 23-П/2013 по делу о проверке конституционности части 1 статьи 56 Закона о пенсионном обеспечении

6 ноября 2013 года Конституционный Суд РФ разрешил перечислять пенсии военным в банк по их выбору без комиссии.

Дело о проверке конституционности части 1 статьи 56 Закона Российской Федерации «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» было рассмотрено 3 октября 2013 года. Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Федина Сергея Александровича.

История вопроса

Согласно закону выплата пенсий военным пенсионерам производится по месту жительства через соответствующие учреждения Сбербанка. На основании оспариваемой нормы отдел пенсионного обеспечения ЦФО УМВД по Брянской области отказал военному пенсионеру С.А.Федину в перечислении пенсии не в Сбербанк, а в указанную им кредитную организацию. Районный и областной суды отклонили иски С.А.Федина к УМВД России по Брянской области об изменении порядка выплаты пенсии и перечислении сумм именно в тот банк, который выбрал заявитель.

Позиция заявителя

По мнению заявителя, не допуская право выбора кредитной организации для получения пенсии, оспариваемая норма ставит военных пенсионеров в неравное положение с теми категориями пенсионеров, которым такое право предоставлено. Тем самым, по его мнению, нарушается конституционный принцип равенства и запрет на ограничение прав граждан по признаку социальной принадлежности, что противоречит ч.2 ст.19 Конституции РФ.

Позиция Суда

Конституция гарантирует каждому право на социальное обеспечение, а определение механизма реализации этого права относит к компетенции законодателя.

Государство должно обеспечить условия для своевременного и беспрепятственного получения гражданами своей пенсии, а также выработать конкретный и контролируемый механизм расходования бюджетных средств. Этим требованиям, а также благодаря имеющейся разветвленной сети филиалов по всей стране, отвечает Сбербанк РФ, на который возложены функции агента Правительства РФ по выплате пенсий военным пенсионерам.

Между тем право на пенсионное обеспечение неразрывно связано с правом на распоряжение своими денежными средствами. Из конституционного принципа свободы договора следует, что граждане сами вправе выбирать банк в качестве контрагента по договору банковского вклада. Именно поэтому трудовые пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению иных категорий граждан зачисляются в кредитную организацию по выбору самих пенсионеров без взимания комиссионного вознаграждения.

Исходя из конституционного принципа равенства, аналогичная возможность должна предоставляться и военным пенсионерам.

Оспариваемая норма устанавливает выплату пенсий через учреждения Сбербанка. Однако она не предполагает зачисление пенсии во вклады только в этом банке и не исключает возможность перечисления соответствующих сумм через филиалы Сбербанка в другой банк.

Поэтому соглашения между федеральными органами исполнительной власти и Сбербанком о порядке обеспечения выплаты пенсий военным пенсионерам не могут содержать положений, ограничивающих эту возможность.

Недопустимо также устанавливать условия, при которых перевод сумм в другой банк был бы сопряжен для получателя пенсии с дополнительными финансовыми обременениями.

Таким образом, оспариваемая норма не противоречит Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу не исключает возможность перечисления Сбербанком пенсий военным во вклады в выбранных ими банках без возложения на пенсионеров, расходов по переводу соответствующих денежных средств.

Дело гражданина С.А. Федина подлежит пересмотру в соответствии с решением Конституционного Суда РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *