«Испанская гостиница» обновления

Ален Упер

Сенатор (партия «Республиканцы») от Кот-д'Ор

Они собираются отовсюду. У них разнородные идеи, совершенно разный взгляд на мир, зачастую несовместимое видение Франции, но кого это волнует? Они образуют красочную, радостную процессию, чей энтузиазм горячо одобряется, но о которой говорят, что вся эта «шумная толпа» далеко не дойдет. Проблема заключается в том, что данный «табор» или, если угодно, «испанский постоялый двор» и есть новое правительство Франции.

Нужно ли говорить, что представляет собой единственная общая вещь, которая их объединяет? Амбиция. Звериная личная амбиция. Говорят, что это даже достоинство. Разумеется. Надо обладать амбиций, чтобы постараться воплотить собой, своими качествами, своим пройденным путем судьбу нашей страны. Я горячо приветствую амбицию, которая служит убеждениям. Но у меня возникают некоторые опасения, когда амбиция подчиняет себе идеи и оскверняет ценности, когда она достаточна сама по себе, когда она становится основанием и обоснованием для своей победы, когда она делает возможным любые пируэты и любые отречения.

Мне сложно скрыть свое изумление, видя вчерашних противников, сегодня поздравляющих друг друга во имя «руки, протянутой» Эммануэлем Макроном как правым и левым, гражданскому обществу, а также макронистам «последнего часа». Такая вездесущность рукопожатий вызывает оторопь. Еще немного, и можно будет поверить в Витрувианского человека Леонардо да Винчи. Остается лишь позаимствовать его искусство размещения в пространстве, позволяющее достать до каждого угла. Надо признать, что улов был хорош. В час, когда Париж борется за право проведения Олимпиады 2024 года, я очень рад, что наша страна имеет такую утонченную делегацию гимнастов-экспертов в акробатике: искусство политической конторсии скоро достигнет своего апогея.

Давайте чуть более пристально рассмотрим этот недавно назначенный микрокосм, о котором говорят как о «новым пути», «обновлении» или политике «воскресения», по мнению наиболее экзальтированных. Что же мы там видим? Бывалых политиков, наконец поставивших на правильную лошадь, то есть на кого-то другого, кроме себя; выпускников ENA или других престижных школ, по примеру нашего Президента, который находит в этом удобный кокон — точное воспроизведение своего собственного пути. И бывшего телеведущего, о котором можно сказать все что угодно, кроме того, что он новичок в политике, которого пытались приблизить к себе Жак Ширак, затем Николя Саркози, потом Франсуа Олланд, не говоря уже о том, что сам он провалился на праймериз «зеленых». Это и есть то самое «обновление»?

Вместе с тем нужно признать, что Эммануэль Макрон весьма успешно справился с задачей: якобы желая преодолеть извечное противопоставление правых и левых, в реальности он сумел глубоко разделить исторические партии и, в частности, «Республиканцев», которые иначе представляли бы собой единственную альтернативу этому президенту консенсуса. Исключения из партии, к сожалению, неизбежные,– это лишь первые толчки грядущего землетрясения. Но подрыв политических машин не означает, однако, устранение ценностей: да, как бы это ни было неприятно хозяину Елисейского дворца, градация политиков на левых и правых остается значимой для наших сограждан. Слом символических, исторических, этических барьеров между партиями – это опасная игра, ибо как еще иначе могут быть воплощены сокровенные убеждения французов являться, признавать себя «левыми» или «правыми»? Партии крайних взглядов, со своей стороны, твердо стоят на страже своей идентичности.

Ничего нельзя построить в пустоте, тем более – на руинах: делать ставку на размывание партий в пользу «подбрюшья», где амбиции каждого подменяют целостное видение будущего Франции, – это рискованный выбор. И я надеюсь, что в будущем мы не поплатимся за это нашей свободой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *