Обзор судебной практики французского законодательства о поручительстве Соблюдение формальных требований – Предупреждение — Пропорциональность (Январь 2017 –Февраль 2018)

Кристоф Албиж

Профессор Университета Монпелье I

Совсем недавно, в сентябре 2017 г., был обнародован предварительный проект реформы обеспечения исполнения обязательств на основе предложений, разработанных комиссией под председательством профессора Мишеля Гримальди.

В ожидании изменений в этой сфере, поручительство, регулируемое положениями Гражданского кодекса, которые остаются в неизменном виде с 1804 года, и, главным образом, различными нормативными правовыми актами, включенными в Потребительский кодекс [Code de la consommation], напрямую зависит от практики Кассационного суда.

В наибольшей степени это касается трех тематических блоков: соблюдения формальных условий (I), обязанности по предупреждению (II) и требования пропорциональности (III).

 

  1. I. Соблюдение формальных требований

Четыре положения Потребительского кодекса обязывают поручителей, под угрозой недействительности своих обязательств, составлять собственноручную запись, которая призвана дать им возможность в полной мере оценить характер и пределы принимаемого ими обязательства. В частности, два положения относятся к поручительству по потребительскому кредиту. И еще две – предназначены для заключения договоров поручительства между поручителем-физическим лицом и профессиональным кредитором. В последнее время было вынесено много судебных решений, привносящих некоторые уточнения относительно условий применения этих положений.

Различие между формальными требованиями для исполнимости обязательства (formalisme probatoire) и для его действительности (formalisme validant)

Палата по торговым спорам Кассационного суда не согласилась с позицией апелляционного суда, который обусловил действительность акта, составленного поручителем, наличием в нем указания на размер обязательства цифрами и прописью, Позиция Кассационного суда опиралась на необходимость доказывания обязательства, предусмотренного ст. 1376 Гражданского кодекса (прежняя статья 1326 Кодекса). Однако положения Потребительского кодекса в части соблюдения формальных условий действительности данного акта не требуют такого упоминания (Cass. com., 18 janv. 2017, n° 14-26.604).

Понятие «профессионального кредитора»

Кассационный суд принял широкое толкование этого понятия, не ограничивая применение формальных требований, предусмотренных статьями L331-1 и L331-2 Потребительского кодекса, только к кредитным учреждениям. Соблюдение формальных требований действительности договора является обязательным для любого кредитора, чье притязание к должнику возникло при осуществлении его профессиональных обязанностей или находится в прямой связи с его профессиональной деятельностью, даже если она и не является для него основной. Такая ситуация имеет место, например, в случае с профессиональной ассоциацией солидарности туризма, признанной Кассационным судом в конкретном деле в качестве профессионального кредитора (Cass. Com. 27 sept. 2017, n° 15-24 895).

Кем составляется собственноручная запись?

Согласно статьям L331-1 и L331-2 Потребительского кодекса, требуемая запись должна быть выполнена поручителем. Кассационный суд ранее признал недействительным обязательство поручителя, в отношении которого данная запись была составлена третьим лицом, а именно помощником поручителя (Cass. com., 13 mars 2012, n° 10-27.814). Напротив, в другом постановлении, вынесенном Кассационным судом, было отдано предпочтение совершенно противоположному подходу, и допущена возможность составления собственноручной записи вместо поручителя его помощником при условии, что поручитель не владеет французским языком (Cass. com., 20 sept. 2017, n°12-18.364).

Указание срока поручительства

В числе сведений, которые должны быть указаны в собственноручной записи, указание на срок поручительства, в принципе, является определяющим. Однако Кассационный суд неожиданно постановил, что бессрочное поручительство, данное физическим лицом профессиональному кредитору, должно считаться законным. В данном случае, в собственноручной записи применительно к сроку исполнения обязательства было указано, что поручительство дается «до фактической оплаты всех причитающихся сумм». По мнению Кассационного суда, такая формулировка «не изменяет смысла и пределов действия правильно составленной записи», что позволило ему сделать вывод о том, что поручительство, ставшее предметом судебного спора, не является недействительным (Cass. com., 15 nov. 2017, n° 16-10504).

Также Кассационный суд счел, что поручитель, который принимал на себя обязательство до 31 января 2014 года или до любой другой даты, перенесенной по соглашению между кредитором и основным должником, не соответствует требованиям закона. Такая формулировка не позволяет поручителю при заключении договора иметь информацию о предельном сроке его действия (Cass. com., 13 déc. 2017, n° 15-24.294).

Освобождение от соблюдения формальных требований в случае удостоверения поручительства

Нормы Потребительского кодекса предусматривают, что простое поручительство (ст.ст. L314-15 и L. L331-1) без нотариального удостоверения должно отвечать формальным требованиям действительности обязательства. Однако, при отсутствии в законе какого-либо уточнения, касающегося солидарного поручительства, Кассационный суд вновь подтвердил, что поручительство, не только нотариально удостоверенное, но и утвержденное посредством срочной судебной процедуры, не требует составления собственноручного заявления (в последний раз, см.: Cass. com., 14 juin 2017, n° 12-11.644).

Несоблюдение содержания собственноручной записи (санкция)

В той мере, в какой не было соблюдено содержание отдельных слов в записи, что отражается на смысле и пределах поручительства, Кассационный суд считает, что договор поручительства подлежит признанию ничтожным. Прежде всего, так было в деле, когда запись была составлена в «непонятной» редакции, тем самым затрагивая «смысл и пределы действия условия об отказе поручителя от своего права не платить до тех пор, пока должник платежеспособен». В данном случае, поручитель составил документ со словами «en renonçant au bénéficiaire de discussion», т.е. «отказывая (должнику) в предварительном обращении взыскания на его имущество», что не соответствует требованиям к записи, предусмотренным законом – «en renonçant au bénéfice de discussion», т.е. «отказываясь от права требовать предварительного обращения взыскания на имущество должника»). Эта разница лишает кредитора возможности воспользоваться обеспечительным правом, тогда как нижестоящие суды полагали, что речь идет всего лишь о фактической ошибке (Cass. com., 4 mai 2017, n° 15-19.756).

Аналогичным образом, Кассационный суд счел, что большое число допущенных ошибок является нарушением требований закона, влияющее на смысл и пределы действия собственноручной записи. В одном из примеров, были выявлены пропуски упоминания основного должника, отсутствие слов «в пределах», а также нехватка многих соединительных союзов, связывающих текст воедино и придающих ему смысл. Они выходят за рамки фактической ошибки и оправдывают решение о признании ничтожным договора поручительства (Cass, 10 января 2018 года, № 15-26.324)

Несоблюдение условий собственноручного заявления (действительность)

Однако, во имя эффективности обеспечительных прав, допустима определенная гибкость, если судьи считают, что добавление или пропуск не влияет на понимание поручителем пределов его обязательств. Так обстоит дело в случае, когда стороны не уточнили термин «пеня» в согласованном между ними условии договора (Cass com, 17 мая 2017 года, № 15-26.397).

 

  1. II. Обязанность по предупреждению

На основании законодательства о гражданско-правовой ответственности, Кассационный суд постепенно возложил на кредитные учреждения обязанность по предупреждению, если поручитель является «неосведомленным». В отсутствие законодательного регулирования, условия применения этого судейского изобретения регулярно уточняются Кассационным судом.

Понятие «осведомленного» поручителя (caution avertie)

Руководитель компании, который соглашается стать поручителем, считается осведомленным поручителем, если при этом была подтверждена его вовлеченность, то есть активное участие, в жизни организации-заёмщика, причем такое лицо может не только занимать в ней руководящие должности, требующие технических и коммерческих навыков, но и лично отвечать за контроль над финансовыми вопросами, то есть быть вовлечено в жизнь организации только частично (Cass. com. 18 janv. 2017, n° 15-12.723).

Кассационный суд вновь указал на то, что поручитель, занимающий руководящие позиции и обладая определенным опытом, в данном случае, работы по профессии бухгалтера, должен рассматриваться в качестве осведомленного поручителя, поскольку полученный опыт позволяет ему лучше понимать, с одной стороны, приобретенные кредиты, которые не представляли какой-либо сложности и не требовали обладания квалификационными навыками в сфере финансов и кредита, и, с другой стороны, содержание и пределы собственных обязательств в качестве поручителя (Cass. 1re civ., 6 sept. 2017, n° 16-19063).

Также если у поручителя есть необходимые навыки, а именно диплом бизнес-школы, статус менеджера по продажам, коммерческого директора компании из тридцати сотрудников и директора по продажам, то он рассматривается как осведомленный поручитель и не может ссылаться на несоблюдение обязанности по предупреждения (Com., 29 novembre 2017, n° 16-19.416).

И наоборот, поручитель, хотя и имеющий отношение к руководству, может быть охарактеризован как неосведомленный поручитель: Кассационный суд счел, что нижестоящие суды не убедились в наличии у него навыков, необходимых для заключения договора поручительства, которые могли бы обусловить его отнесение к осведомленному поручителю. По мнению Кассационного суда, нижестоящий суд, рассматривавший дело по существу, недостаточно мотивировал свое решение, сделав простую отсылку к занимаемой должности (Cass. com., 13 sept. 2017, n° 15-20294).

Наконец, Кассационный суд подтвердил, что суды, рассматривающие дело по существу, не могут основывать вывод об осведомленности поручителя лишь на основании наличия у него статуса жены руководителя и партнера организации-основного должника. Чтобы обосновать использование такой квалификации, судье надлежит опираться на критерий вовлеченности в деятельность организации-заёмщика или на фактическом участии в обеспеченной сделке (Cass. com., 20 sept. 2017, n° 16-13493).

Соотношение между обязанностью по предупреждению и требованием пропорциональности

Кассационный суд считает, что банк обязан информировать неосведомленного поручителя, если обязательство является неадекватным его финансовым возможностям или если существует риск возникновения задолженности в результате предоставления обеспеченного займа. Данная обязанность возникает даже если будет выявлено, что обязательство поручителя не является непропорциональным и соответствует его финансовым возможностям (Cass. com., 7 févr. 2018, n° 16-18.701).

Что касается возникновения долгового риска в результате предоставления обеспеченного займа, то Кассационный суд учитывает неадекватность этого займа финансовым возможностям заемщика. Он не согласился с позицией нижестоящих судов на том основании, что, обосновывая обязанность предупреждения неосведомленного поручителя, ими не было установлено наличие такого долгового риска для заемщика (Cass. com., 7 févr. 2018, n° 16-18.701).

III. Требование пропорциональности

Ст. L. 332-1 Потребительского Кодекса предусматривает, что профессиональный кредитор не может ссылаться на договор поручительства, если на момент его заключения он (договор) был явно непропорционален имуществу и доходам кредитора, если только имущество данного поручителя, на момент предъявления ему соответствующего требования, не позволит ему исполнить свое обязательство. Применение этой нормы, на которую весьма часто ссылаются в судебных спорах, было и остается источником судебных тяжб, доводимых до Кассационного суда.

Дата вступления в силу

Палата по торговым спорам Кассационного суда подтвердила, что закон от 1 августа 2003 года, в частности, его положение о непропорциональности, в настоящее время кодифицированные в статье L. 332-1 Потребительского кодекса, касаются только договоров поручительства, заключенных после 7 августа 2003 года, то есть даты вступления в силу данного закона. Какое-либо придание обратной силы применению данного закона к договорам, заключенных до этой даты, не допускается (Com., 20 avril 2017, n° 15-15.749).

Понятие поручительства физического лица

Ст. L. 332-1 Потребительского кодекса предназначена для применения в отношении всех поручителей-физических лиц, независимо от того, занимают ли они руководящие должности. Согласно неоднократно повторяемой формулировке, эта норма применима к любому физическому лицу-поручителю, в том числе к руководителю семейной компании. Вышеуказанный закон не делает каких-либо различий в зависимости от того, является ли поручитель осведомленным или им не является, поэтому данные характеристики не влияют на ее применение (Com., 20 avril 2017, n° 15-16.184).

Характер обеспечиваемого обязательства

Статья L. 332-1 Потребительского кодекса, которая исключает любую возможность профессионального кредитора ссылаться на договор поручительства, заключенный с физическим лицом, чье обязательство явно непропорционально его имуществу и доходу, не ограничивается одними поручительствами, гарантирующими кредитные операции. Эта норма предназначена для применения независимо от характера гарантируемого обязательства, в частности, и для поручительства по договору коммерческой аренде (Com., 22 février 2017, n° 14-17.491).

Доказательство непропорциональности

Поручитель, который ссылается на непропорциональный характер своего обязательства, должен доказать его наличие и показать, что эта непропорциональность присутствовала на момент принятия обязательства и когда ему было предъявлено вытекающее из него требование. При отсутствии таких доказательств явно непропорционального характера своего обязательства, поручитель остается связанным заключенным договором (Cass. com., 22 févr. 2017, n° 15-17.739 ; Cass. com., 18 oct. 2017, n° 16-13.512).

Кроме того, согласно предшествующей судебной практике, при отсутствии явных отклонений, банк не должен проверять сведения поручителя, чьи доходы и имущество исходят от компании, чьи финансовое трудности не могли быть известны банку (Cass. com. 24 janvier 2018, n° 16-15.118).

Использование формуляра со сведениями об имуществе поручителя

В интересах учреждения требовать от поручителя заполнения анкеты, содержащей информацию об его имущественной ситуации. Кассационный суд уточнил, с одной стороны, что такая анкета должна содержать актуальные сведения на момент заключения обязательства. Так, не был принят во внимание документ, составленный при принятии обязательства поручителем в 2010 году и содержащий сведения и доходы, полученные поручителем за 2008 год (Cass. com., 27 sept. 2017, n° 16-15039).

С другой стороны, такой документ не учитывается при рассмотрении дела, если он был составлен не самим поручителем, а третьим лицом, в частности, когда установлено несоответствие между подписью поручителя и подписью на представленном документе (Cass. com., 4 mai 2017, n° 15-19.141). С другой стороны, было признано маловажным, что анкета заполнялась не лично поручителем, при условии, что, подписав ее, он подтвердил ее содержание. Это относится к случаям составления документа сожителем (Cass. com., 13 sept. 2017, n°15-20294).

Характер налагаемой санкции

Санкцией, налагаемой из-за явно непропорционального характера обязательства поручителя, выступает невозможность для профессионального кредитора ссылаться на это обязательство. Таким образом, договор лишается правовых последствий, при этом данная санкция не направлена на возмещение ущерба. Поэтому судьи, рассматривающие дело по существу, не могут предоставить возмещение убытков в целях компенсации непропорциональный характер обязательства (Cass ; com., 20 avril 2017, n° 15-16.691).

Оценка непропорциональности

В соответствии с требованиями статьи L. 332-1 Потребительского кодекса, явная непропорциональность поручительства имуществу и доходам поручителя в день подписания договора поручительства предполагает, что поручитель, на момент его подписания, находится в состоянии явной невозможности исполнить это обязательство при имеющемся у него имуществе и доходах. В этой связи, Кассационный суд не согласился с позицией апелляционного суда, который не устанавливал непропорциональный характер поручительства, указав, что размер поручительства, по поводу которого возник спор, был практически равен имуществу поручителя, а его ежемесячные доходы были обременены выплатой краткосрочного кредита и остатком непогашенного ипотечного займа (Cass. com., 28 février 2018, n° 16-24.841).

Оценка непропорциональности и заключение поручителем брака в режиме общности имущества, нажитого во время брака

Когда поручитель вступает в брак в режиме совместной собственности супругов, то их общее имущество может быть заложено, лишь при условии, что другой супруг дал на это прямое согласие в соответствии с требованиями статьи 1415 Гражданского кодекса. Кассационный суд разъяснил, что если такое согласие было дано, то при оценке пропорциональности следует учитывать как имущество и доходы поручителя, так и совместное имущество.

Вместе с тем, недавно было сделано уточнение для случая, когда поручителем становится один из супругов. Было признано, что даже при отсутствии прямого согласия другого супруга, имущество супруга-поручителя, вступившего в брак в рамках режима совместной собственности, должно оцениваться с учетом данного общего имущества (Cass. com., 22 févr. 2017, n°15-14.915).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *