Предпосылки административной юстиции во Франции

Карин Беше-Головко

Доктор публичного права, приглашенный профессор, Юридический факультет МГУ им. Ломоносова

Правосудие при Старом Режиме было чрезвычайно хаотичным и сложным. Оно не являлось отражением рационального государственно-правового строительства; становление и развитие правосудия находилось в русле практической и политической эволюции. От этого процесса необходимо отличать обычное и чрезвычайное правосудие; последнее находится в руках Короля. Предпосылки административного правосудия стали заметны на уровне чрезвычайного правосудия, обеспеченного Королем, а также посредством развития специализированного правосудия, которое будет охватывать много областей в современном публичном праве.

Прежде чем анализировать возникновение административной юстиции во Франции, необходимо прояснить один момент, без которого само по себе понятие административного правосудия не может иметь значения в соответствующей правовой системе. В данном случае речь идет о различиях между частным и публичным правом.

В зависимости от особенностей публичного и частного права находится определение границы между интересами Государства, как гаранта публичного интереса, и интересами граждан, представляющих личные, частные интересы. Эти два типа интересов должны быть предметом регулирования различных правовых норм, устанавливающих особенности каждой из указанных категорий[1].

В этом смысле можно выделить ряд отличительных критериев. Если принимать во внимание организационную точку зрения, то публичное право – это право, применимое к правоотношениям, в которых государство является стороной. С формальной точки зрения, публичное право характеризуется юридической техникой, отличающейся от частного права. Относительно теологических условий можно сказать, что целью публичного права является поощрение и защита публичного интереса. В материальном плане нормы публичного права предназначены для установления общих, безличных правил, связанных с понятием объективного права. Иначе говоря, эти нормы относятся к безличным правовым ситуациям; они распространяются на индивидуумов в соответствующих обстоятельствах.

Граница между публичным и частным правом варьируется в зависимости от времени и требований; эти две области права, несомненно, оказывают влияние друг на друга. Возможность появления административной юстиции полностью зависит от этого различия двух сфер правового регулирования, которое, в свою очередь, легитимирует дуализм и в организации судебной системы.

  1. Организация правосудия в Старом Режиме

 

Правосудие при Старом Режиме было чрезвычайно хаотичным и сложным. Оно не являлось отражением рационального государственно-правового строительства; становление и развитие правосудия находилось в русле практической и политической эволюции. С практической точки зрения, правосудию надлежало соответствовать некоторым отраслевым и конкретным потребностям общественного развития. С политической точки зрения, поскольку процесс централизации собирался укрепить администрацию и королевское правосудие с целью создания государства, то централизующая концепция будет впоследствии востребована самими революционерами.

Во время феодальной эпохи[2] Король был слаб, а правосудие – сильно децентрализованным. Его решения должны были обсуждаться и подтверждаться различными ассамблеями. К ним, например, относились: Генеральные Штаты (Etats généraux), Ассамблея Нотаблей (Assemblées de Notables), Провинциальные Штаты (Etats provinciaux). С появлением абсолютной монархии возникают и первые организационные особенности централизованного правосудия[3].

Развитие судопроизводства приводит к тому, что Король уже не может регулировать всё самостоятельно. Он возлагает решение этой задачи на специалистов, специализированных и штатных. Они стали несменяемы с XV века. Речь идет о «советниках Короля в своем Парламенте Парижа». По образцу Парижского Парламента будут развиваться Парламенты во всей Франции, которые должны обеспечивать повиновение подданных и гарантировать постоянство Королевства. Они выносят окончательные приговоры от имени Короля, выражают свое мнение по важным общественным и государственным вопросам. На них возложено формирование и вынесение замечаний (remontrances) против королевских эдиктов и ордонансов Короля. Развитие корпоративного духа, а также их несменяемость будут факторами фактической независимости в рамках сдержанного правосудия.

В XVII веке отличительной формой является то, что Парламенты не могут больше осуществлять правосудие в контексте государственных дел. Если использовать современную лексику, то следует отметить, что с того времени суды общей юрисдикции более не могли вмешиваться в решение государственных дел. Таким образом, устанавливается дифференциация между правовыми и политическими вопросами, которая тоже идет на пользу Монархии. Парламенты осуществляют юридический контроль королевских грамот (lettres patentes), то есть нормативных актов общего применения. Это способствует интересам эффективного управления, но также позволяет узаконить Монархию, которая основывается на праве, а не на тирании.

От этого процесса необходимо отличать обычное и чрезвычайное правосудие; последнее находится в руках Короля. В данную эпоху правосудие занимает центральное место в организации общества. Процедуры являются длительными; они могут занять годы или даже целую жизнь, прежде чем будет принято окончательное решение.

Обычное правосудие основывается на учреждении превотальных судов (tribunaux de prévôtés), крайне многочисленных (несколько тысяч), до XVIII века. Затем их значимость начинает уменьшаться. У этой судебной инстанции есть общие компетенции в области гражданских и уголовных дел. Их решения подчинены апелляции к бальям или сенешалям, которые составляют второй уровень правосудия.

Принадлежность к различным социальным классам будет определять и компетенцию судов. По сути, дворяне и офицеры могли обращаться в трибунал бальей или сенешалей в первой судебной инстанции. А различие является одновременно существенным, так как эти трибуналы в первой инстанции обладали компетенцией по вопросам, которые связаны с церковными бенефициями; они были, например, компетентны в сфере отношений со всем, что касается доманиальных условий. В их компетенции находилась также апелляция на решения по уголовным делам, ставшие результатами сеньорского правосудия (justice seigneuriale).

Также отметим, что, не имея названия суда бальи, трибунал Шатле[4], который является трибуналом парижского прево в ранге и был самым важным во Франции.

В январе 1552 года эдикт Генриха II создал новую судебную инстанцию за счет повышения шестидесяти бальей или сенешалей в рамках «гражданских и уголовных судов» (sièges présidiaux), которые будут компетентны принимать окончательные решения по некоторым вопросам.

На вершине судебной пирамиды стали находиться суверенные инстанции (парламенты и суверенные советы).

Однако не надо забывать еще и церковные трибуналы, сеньорское правосудие Герцогов и Пэров, специализированные юрисдикции: судьи торгового суда для разрешения коммерческих дел, Адмиралтейство по морским делам, прево маршалов и коннетаблей для военных и административных дел, Соляной амбар для взимания налога на соль, Мраморные столы по вопросам воды и леса, высший податной суд для разрешения налоговых споров, валютный суд …

  1. Предпосылки административной юстиции во время Старого Режима

Предпосылки административного правосудия стали заметны на уровне чрезвычайного правосудия, обеспеченного Королем, а также посредством развития специализированного правосудия[5], которое будет охватывать много областей в современном публичном праве.

Чтобы понять цели правосудия при Старом Режиме, мы должны помнить, что осуществляемое Парламентами правосудие приобретало автономию от Короля, который стремился, с одной стороны, укреплять чрезвычайное правосудие, а с другой — контролировать всё правосудие. Такая ситуация стала приобретать значимость вопроса суверенитета.

Король – это верховный судья; он является легендарным гарантом правосудия. Вспомним Святого Луи (Saint Louis), обеспечивающего правосудие под дубом Винсен (Vincennes). Это популярное изображение собирается узаконить правосудие Короля. Таким образом, он вправе вмешиваться в дело во всех случаях, когда считает это необходимым. Деятельность Короля направлена также на ликвидацию недостатков обычного правосудия, гармонизируя судебную практику и создавая временную юрисдикцию для устранения спорных вопросов.

Частный Совет (Conseil Privé) или Совет Сторон (Conseil des Parties) может проанализировать любой запрос, явившийся предметом предварительного фильтра докладчика в Государственном совете Отеля. В случае ошибки в судах общей юрисдикции службы государственной Канцелярии могут пересмотреть принятое решение. Частный Совет не может выносить решение по существу; он отменяет решения и возбуждает процедуру пересмотра судебного дела. Эта процедура функционировала до XVI века, когда ордонанс Блуа создаст институт кассационной жалобы, который мог использоваться в случае нарушения закона или процедуры. Однако в компетенции Частного Совета остается надзор, то есть то, что мы сегодня называем эффективным функционированием правосудия. Он мог создавать временные суды, палаты правосудия для отдельных категорий правонарушений. Это тот случай, когда стало необходимым разрешать, например, вопросы здравоохранения или финансовые дела в связи с личным обогащением за счет государственных средств.

Значительным фактором для введения административной юстиции явилось развитие специализированного правосудия. С разнообразием деятельности администрации в XVI веке юрисдикция также принимает различные формы. В эту эпоху нет никаких различий между административными и судебными органами; они совмещены (впереди ещё была революция для того, чтобы был закреплен принцип разделения этих функций). Тогда организация юстиции стала еще сложнее, поскольку старые судебные инстанции не исчезли, но потеряли почти все их компетенции, а новые стали более адаптированными к нуждам современного государства.

Например, речь идет о Большом Совете, вытесненным Частным Советом, который осуществляет только надзор за церковными делами; Счетная палата потеряла свои компетенции в пользу податных судов и валютного Суда. Кроме того, у всех этих судов существовал конфликт компетенций с Парламентами, где логика частных интересов часто господствует над публичным интересом.

В XVII веке наблюдалась обратная логика, обусловленная изменениями баланса сил между судебными органами и администрацией. С того времени функции администраторов предполагают функции правосудия. Чтобы противодействовать весу Парламентов в контроле королевских актов, были созданы интенданты. Они осуществляют надзор над судами общей юрисдикции, и они обладают специальной компетенцией, когда затрагиваются интересы Государства. Это касается части уголовного права, которое позже станет предметом административного и налогового права. Процедура – инквизиционная, письменная и без участия адвокатов. Их решения можно обжаловать в Королевском совете, но апелляция не приостанавливает исполнение решения.

В Совете Короля, наряду с Частным Советом, развиваются специализированные Советы, которые касаются специфической деятельности управления, когда интересы Государства, как и Королевского совета Финансов, становятся под угрозой. Отмечу, что это также касается Почты, Рыболовства, дорожных пошлин и т.д. Они обеспечивают дела в первой инстанции интендантам или парижским генералом-лейтенантом. С XVIII века генеральный контролер и его интенданты финансов занимаются всем финансовым судопроизводством Государства. Процедура там также инквизиционная и письменная, но без прокурора, так как Король представляет интересы Государства.

Это правосудие является эффективным; оно позволяет быстро найти компромисс между частными интересами и интересами Государства; однако приоритетным считается тенденция обеспечения и защиты интереса Государства. Вместе с тем оно подвергалось сильной критике со стороны судов общей юрисдикции, во-первых, из-за отсутствия адвоката, поскольку такой порядок не позволял каждому заявителю защитить себя должным образом, а, во-вторых, из-за путаницы между личностью автора правого акта и судьи. Однако именно такой вид юстиции предвосхищает будущую административную юрисдикцию, которую создают дети революции.

[1]Для дальнейшего развития этого разграничения и для структурирования права, которое оно затрагивает, см.: Troper M. L’opposition public-privé et la structuration de l’ordre juridique. Politique et management public. 1987. n° 5-1. P. 181-198.

[2] Вопросам внесения изменений в феодальное общество посвящена статья профессора C. Lauranson-Rosaz. См.: Lauranson-Rosaz C. Le débat sur la « mutation féodale »: état de la question: http://hd.facdedroit-lyon.com/debat_MF.pdf .

[3] Для получения дополнительной информации в контексте организации административного правосудия в рамках Старого Режима, особенно в промежуток между XVI и XVIII веком, см.: Fourniel B. Les institutions judiciaires de l’Ancien Régime et leurs archives. http://viewer.cg15.mnesys.fr/accounts/mnesys_ad15/datas/medias/Serie_NUM/Sous-serie_21_NUM/AD015_21_NUM_14_00001.pdf .

[4] Для того, чтобы получить информацию о трибунале Шатле, смотрить статью A. Cheruel, Dictionnaire historique des institutions, moeurs et coutumes de la France, 1899, http://www.blason-armoiries.org/institutions/c/chatelet.htm

[5] Смотрить, например, статью S. Guilleminot, La justice d’Ancien régime au XVIIe siècle :11 000 cas dans le présidial de Caen, Histoire, économie et société, 1988, N°2 http://www.persee.fr/web/revues/home/prescript/article/hes_0752-5702_1988_num_7_2_1512

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *