Президентская двусмысленность

Доминик Руссо

Профессор Университета Париж I Пантеон-Сорбонна, Директор Института юридических и философских наук Сорбонны

Отрывок из « Консульства Саркози», издательство Одиль Жакоб, 2012

Избранный президентом Франции в 2007 году, Николя Саркози, хотел ликвидировать работу  премьер-министра; но, к концу своего президентского мандата, в 2012 году, он только ослабил работу президента.

Все действительно начиналось хорошо. Еще во время президентской кампании, будущий победитель, откровенно и без комплексов заявил, что будет президентом-лидером, президентом, который управляет и принимает решения. Он сказал, что необходимо положить конец безынициативности Жака Ширака, президентство которого сопровождалось вездесущими премьер-министрами: Алленом Жюппе с 1995 по 1997 год, Жан-Пьером Раффарен с 2002 по 2005 год, Домиником де Вильпеном с 2005 по 2007 год и Лионелем Жоспен, который управлял делами страны с 1997 по 2002 год; а также, серьезным политическим последствием пятилетнего президентского мандата.

Известно, что в 2000 году, Ж. Ширак поддерживает реформу о сокращении срока президентского мандата, предложение о которой было впервые озвучено Жоржем Помпиду в 1973 году. Эта реформа впоследствии приводит к уменьшению перспектив арбитражного президентства. Толчком к этой реформе был долгий президентский мандат и преемственность государства, в случае же политических спадов, в благоприятный момент, происходила смена премьер-министра. Ж.Ширак не был активным президентом, который должен оставаться демократическим, находить новые средства, чтобы быть ближе к всеобщему избирательному праву.

В 2007 году Николя Саркози должен был смириться с новым сроком президентских полномочий: поскольку, Учредительное собрание Франции, снизило срок президентского мандата до 5 лет. Ведь бывший Президент Пятой Французской Республики не был арбитром, имеется в виду, что президент должен сам управлять, он не может прятаться за своих премьер-министров, поскольку, у него есть почти конституционные обязательства, чтобы вмешиваться во все аспекты политической деятельности, действовать и быстро принимать решения, потому что именно он будет отчитываться за свои действия перед избирателями и что срок «пять лет – короткий». Личность Николя Саркози была совершенно другой; французы, которые давно знакомы с его характером, темпераментом и поведением не могли себе и представить, чтобы однажды их избранник заснул в Елисейском дворце при спокойном правлении. Они бы его выбрали даже для того, чтобы заставить «bouger les lignes[1]» согласно одному из его любимых выражений в то время.

По счастливому совпадению, если будущий президент хочет управлять, то будущий премьер-министр хочет исчезновения Матиньонского дворца.[2] В книге, написанной Франсуа Фийон в 2006 году, можно обнаружить деголлевскую риторику против двоевластия во главе Государства, высказывается предложение об отмене должности премьер-министра.[3] Избиратели стали реальными свидетелями зарождения союза между двумя государственными деятелями, поскольку первоначально между ними не было разногласий. Так, впервые, исполнительная власть, в период существования Пятой Республики, действует заодно, доверяя, и без сомнений принимает позиции друг друга. Однако сосуществование президента и премьер-министра, до 2007 года, можно представить в виде длинной, постоянно неспокойной реки и не только тогда, когда они не были представителями от одного и того же политического лагеря.

Если попытаться проанализировать взаимоотношения между президентом и премьер-министром, то даже неоспоримая преданность Мишеля Дебре Шарлю де Голлю не смогла заставить забыть не только разногласия по алжирской политике, но и институциональные споры, которые, в конечном счете, приведут к разладу в апреле 1962 года. После того, как 8 апреля 1962 года на референдуме подавляющим большинством избирателей были одобрены Эвианские соглашения, заканчивающие войну в Алжире, премьер-министр предлагает немедленно распустить Национальное собрание, чтобы воспользоваться результатами референдума и получить, не ослабляя усилий, сильное, стабильное и сплоченное парламентское большинство.

В течение многих лет, политическая модель Мишеля Дебре, действующая в британской парламентской системе, была введена во Франции с Конституцией в 1958 году. У генерала Шарль де Голля есть та же забота восстановления авторитета Государства, но она проходит не через Матиньонский, а через Елисейский дворец. Также, он узнает от своего премьер-министра, что тот уходит в отставку, чтобы было ясно, когда весь политический класс его торопит отправиться в Коломбэ (Colombey), он будет продолжать один определять политику страны даже после урегулирования «алжирского дела «, из-за которого, в конечном счете, он был отозван от власти.

Тем не менее, Франция не была суперпрезидентской Республикой, а у Шарля де Голля не было суперпрезидентских полномочий. Очень скоро, новым премьер-министром становится Жорж Помпиду. С 1964 года, в течение больших дебатов в Национальном собрании, это тот, кто говорит — и не только, кто формулирует политическую речь правых против депутата Франсуа Миттерана, но который в небольшом форуме и в провокационной книге, просто обвиняет власть, тем самым совершая государственный переворот.[4] После президентских выборов в 1965 году, героический образ генерала де Голля был особенно неустойчивым.

Управление государством полностью аккумулировалось в руках Помпиду, и, именно, он определяет политическую стратегию на выборах в Законодательное собрание в 1967 году, формирует правительство, руководит и лично возглавляет избирательную кампанию и, в результате выигрышного голосования в последний момент,утверждается как истинный лидер правительства и глава парламентского большинства. Это влияние премьер-министра в полной мере проявляется во время кризиса в мае 1968 года, когда именно он принимает все решения, руководит переговорами с профсоюзной организацией, т. н. «Гренэлл» (Grenelle), убеждает президента республики отказываться от своего проекта референдума, о котором он сообщил публично, убеждает его прибегнуть к роспуску и ведет кампанию, которая дает голлистской-помпидуской партии абсолютное большинство в Ассамблее.

Однако продолжение очевидно, в частности, чтобы восстановить верховенство президента, Шарль де Голь отстраняет от должности Помпиду и назначает на должность премьер-министра верного Мориса де Мюрвиля и на референдуме 27 апреля 1969 года, просит французов оказать ему свое доверие. Помпиду сделал попытку противостоять, а именно, 17 января 1969 года из Рима объявил, что он будет баллотироваться на пост президента на следующих президентских выборах, «если генералу придется уйти в отставку». Законопроект был отвергнут избирателями на референдуме 27 апреля, генерал подает в отставку 28 апреля и новым президентом был избран Помпиду 15 июня 1969 года.

Пятилетие Жоржа Помпиду не отмечалось постоянным и абсолютным верховенством президента. Без сомнений, новый Президент, когда выступал на первой пресс-конференции 10 июля 1969 года, хотел, чтобы его избрание на должность рассматривалось как окончательное поражение «президентского арбитража», а именно, он отмечал: «Я считаю, что выбор, который сделал французский народ, демонстрирует свою приверженность концепции, что генерал Шарль де Голль — Президент Французской Республики: который, с одной стороны, глава исполнительной власти, с другой стороны, хранитель и гарант Конституции. В этом двойном качестве, он должен также обеспечивать соблюдение фундаментальных прав, определять основные направления и осуществлять контроль над надлежащим функционированием органов государственной власти. Это концепция подразумевает верховенство главы государства, как субъекта наделенного национальным мандатом для его поддержания».

В период с 1969 по 1972 год, верховенство президента непосредственно конкурирует с «оригинальной» политической ролью премьер-министра, которым был Жак Шабан-Дельмас. Будучи назначенным президентом, он, тем не менее, обладал собственными прерогативами, независимостью в своих мыслях и действиях.

Шабан-Дельмас был председателем Национальной Ассамблеи в течение десяти лет, с 1959 по 1969 год, и смог наладить полезные личные связи со всеми парламентариями; являлся сторонником де Голля «с первой минуты» — 1940 года – происходил из радикальной семьи, много раз был министром в годы существования IV Французской Республики, обладал «открытым рассудком» в контексте социальных вопросов; мэр города Бордо, получил титул «герцог Аквитании» благодаря своим избирателям; премьер-министр Президента избранного от правой партии, но в Матиньонском дворце окружил себя левоцентристскими политиками, сторонниками умеренной политики, христианами и членами профсоюза, наиболее известным из которых в тот период был Жак Делор[5].

При этом необходимо отметить, что нельзя сравнивать Жака Шабана-Дельмаса с Морисом Кув де Мюрвилем. Его существование, как политика не зависело только от президента Республики; он создал себе независимость в действиях, а также избирательную и интеллектуальную и, на ней, основывал свою самобытную политическую роль, которая впоследствии очень быстро приводит к опасной конкуренции с Помпиду.

В свою очередь, независимость от президента проявляется в проводимой политике, например, 16 сентября 1969 года, его выступление перед депутатами напоминало президентскую программную речь о которой, по традиции, он должен был проинформировать главу государства. Озвученные тезисы были связаны с критикой французского общества, заблокированного бюрократией, авторитарностью и его желанием строить « новое общество » основанное на свободе, на политике социального партнерства, на диалоге с силами, поддерживающими децентрализацию, промышленную модернизацию и профессиональную подготовку. Спустя некоторое время, для подтверждения своей верности к президенту, Жак Шабан-Дельмас, на базе своей программы, предпринимает целый ряд реформ: либерализация телевидения, ежемесячная выплата заработных плат, новая система коллективных договоров, прогресс в переговорах по контрактам с крупными предприятиями, право на повышении квалификации.… Однако, очень быстро, социальная активность Премьер-министра обеспокоила консервативно настроенное парламентское большинство, исходящее из «выборов страха» в июне 1968 года; критика увеличилась против премьер-министра, который предпочитает вести переговоры с профсоюзами, чем слушать депутатов, и выбирает продвигать левоцентристского политика, чем большинство….

В 1971 году голлистские парламентарии обращаются с неоднократными призывами к Президенту Республики, чтобы тот вмешался и взял в свои руки управление делами государства вместо премьер-министра. Постепенно начали происходить изменения, но пытаясь восстановить верховенство президента в определении и проведении политики государства, он провоцирует постепенное ухудшение взаимоотношений между двумя главами исполнительной власти, что, в конечном счете, приведет к отстранению от должности премьер-министра Шабана-Дельмаса 5 июля 1972 года.

Следующим премьер-министром стал Пьер Мессмер, который был покорным слугой главы государства, без собственной личности или политической мысли. Соответственно, вполне возможно, что верховенство президента смогло бы восстановиться, однако все пошло не так. Голлистские партии потеряли 100 мест на выборах в Законодательное собрание в марте 1973 года и жискардиенцы[6] становятся элементом, необходимым для формирования правительственного большинства; президентский проект о сокращении срока президентских полномочий не находит поддержки у избирателей в октябре 1973 года; и это был последний признак[7], свидетельствующий о том, что глава Государства теряет контроль над своей партией, которая на конгрессе в Нанте, в ноябре 1973 года, подавляет сторонников его правления в пользу друзей Жака Шабан-Дельмаса, который спустя год отсутствия на политической арене, получает триумфальный прием.

Бурное политическое сосуществование пары Жискар / Ширак, которое началось в 1974 году, и было очень заметным во французской политической жизни на протяжении более тридцати лет и продолжилось вокруг Конституционного совета в последние годы. Опять же, все начиналось хорошо. Жак Ширак вместе с 43 голлистскими депутатами, поддержал на выборах кандидатуру Валерия Жискард д’Эстена, чем поспособствовал его победе в первом туре президентских выборов над Жаком Шабан-Дельмасом и над Франсуа Миттерраном во втором в 1974 году. В свою очередь, избранный президент, Валери Жискар д’Эстен назначает Ширака премьер-министром и, забегая вперед, отмечу, что это было колоссальной ошибкой. Поскольку, голлисты, на время были дестабилизированы, так как их представительство в Елисейском дворце сократилось, и оставляют нового президента управлять, который предлагает реформы о снижении порога совершеннолетия до 18 лет, о добровольном прерывании беременности и т.д…- это очень быстро приводит к сплочении в Ассамблее для поддержки избранного премьер министра, впоследствии назначенным Генеральным секретарем Союза в защиту Республики (от деголлевской партии) в декабре 1974. Тогда начинается «партизанская война», в которой премьер-министр, Жак Ширак, имеет преимущества, поскольку в Ассамблее было больше его сторонников, чем депутатов, поддерживающие правление Президента. Вновь оспаривается верховенство президента: отставка не по собственному желанию из Матиньонского дворца 25 августа 1976[8], создание Объединения в поддержку Республики в декабре 1976, взятие мэрии в Париже в 1977 году после ожесточенного сражения против «жискардиенца» Мишеля д’Орнано, отказ от голосования за утверждение бюджета в 1979 году и, конечно, кандидатура на президентских выборах в 1981 году, базирующаяся на критическом политическом позиционировании, которая будет способствовать поражению Валери Жискар д’Эстену.

Как ни парадоксально, Франсуа Миттеран, который блестяще разоблачил личную власть во время государственного переворота, восстановление авторитета функций президента в 1981 и 1988 годах, позволяют ему получить парламентское большинство, считающее его своим лидером. Но, на протяжении четырнадцати лет мандата, он был суперпрезидентом с 1981 по 1986 год; и при этом, в 1983 году, роль премьер-министра досталась Пьер Моруа, а министром финансов был Жак Делор, последний, в свою очередь, был решительно настроен, чтобы убедить президента не выводить Францию из европейской валютной системы.

Пассивная роль президента в период с 1988 по 1991 год, приводит к активной деятельности премьер-министра Мишеля Рокарда и, который уверено, руководит делами в государстве, кроме внешней политики. Разлад в исполнительной власти с 1991 по 1993 год, вынуждает президента заменить Эдита Крессона новым премьер-министром Пьером Береговым, однако, буквально через год, Франсуа Миттерана – признал, что управление Францией полностью осуществляется премьер-министром. Наверное, это является логическим последствием их совместного сосуществования. Проиграв выборы в палату депутатов в марте 1986 года, он, как и Шарль де Голль, хотел оставить управление страной после провала референдума в апреле 1969 года и подать в отставку. Однако этого не произошло, он решает остаться, и вынужден подчиниться новому парламентскому большинству, которое выиграло на парламентских выборах и назначить премьер-министром лидера голлистов Жака Ширака.

Пятая Республика становится Шестой Республикой. Ж. Ширак становится тем, кем она является « в тексте », первым министром (primo-ministérielle): в соответствии со статьями 20 и 21 Конституции, премьер-министр определяет и проводит политику нации, а в соответствии со статьей 5, Франсуа Миттерран обеспечивает нормальное функционирование публичных властей. В конечном счете, используя с ловкостью позицию арбитра, Ф.Миттеран снова завоевывает мнение большинства и сражается с Жаком Шираком на президентских выборах в 1988 году. Первый опыт «коабитации[9]» обновляется в 1993 году, когда происходит поражение социалистов на парламентских выборах в марте: количество депутатов относящихся к социалистической партии накануне выборов было 282, а после — не больше 67 депутатов. Следующим премьер-министром был назначен Эдуард Балладюр, который нивелировал президентскими полномочиями в то время, как Франсуа Миттеран решает посвятить себя своим личным делам: болезни раком, своему прошлому и вишиской (vichyssois) дружбе, своей дочери и семье, … – и прощание с мировыми лидерами в период с 1993 по 1995 год. В 1995 году основные действия по управлению государством сосредотачиваются не в Елисейском, а в Матиньонском дворце.

7 мая 1995 года новым президентом становится Жак Ширак, получив 52% голосов избирателей. Не смотря на поддержку парламентским большинством и Сената после выборов в марте 1993 года, восстановление верховенства президента не произошло. В очередной раз управление государством было сосредоточено в руках у премьер-министра. В тот период этот пост занимает Ален Жюппе, который разрабатывает и с определенной жесткостью проводит знаменитую политику – «право в моих руках[10]». Осенью 1995 года вводится целый ряд реформ, связанных с пенсионным возрастом и социальным обеспечением, что приводит к серьезному социальному кризису, непопулярности правительства и к потере Президентом доверия к властям в своем лагере. В свою очередь, 21 апреля 1997 года, Президент Франции для разрешения сложившейся ситуации решает распустить Парламент. Однако, впоследствии левоцентристское большинство в Национальной ассамблее обязывает Жака Ширака назначить премьер-министром Лионеля Жоспена, того самого человека, которого он победил два года назад на президентских выборах! Следовательно, с 1997 по 2002, власть сосредотачивается в Матиньонском дворце. Установление 35ти часовой рабочей недели, введение института гражданского брака, взаимной обеспеченности, универсального паритета, пять лет работы правительства Жоспена, которое, в отличие от предыдущих министров, использует срок – пять лет – и ослабленного Президента. Оспоренный некоторыми из его друзей, привели к поражению и достигнутые политические и финансовые дела мэрии Парижа, Жак Ширак никогда не будет в состоянии играть роль, которая была у Франсуа Миттерана в течение первого сосуществование правительства и главы государства. Тем не менее, он собирается выйти победителем из этого совместного сосуществования, одержав победу на президентских выборах над Лионелем Жоспеном в 2002 году. Однако восстановления верховенства президентских функций не произошло. Оспоренный Николя Саркози, захватывает руководство Союза за народное движение (ранее Союз за президентское большинство) и несет на протяжении пятилетнего срока полномочий критические упреки; в 2005 году Жак Ширак соглашается на ослабление своих полномочий как президента, в частности, он позволяет управлять делами государства своему премьер-министру Доминику де Вильпену, чтобы тот продемонстрировал свою способность руководить страной и разрушил, таким образом, претензии, елиссейского, Николя Саркози. С успехом, который каждый знает!

Вопреки распространенному мнению Пятая республика не была суперпрезиденской. Полномочия главы государства, как международные, так и внутренние, в течение каждого президентского срока менялись в зависимости от характера политических вопросов, от парламентского большинства правоцентристских или левоцентристских партий и от характера людей. Де Голль, Помпиду, Жискар д’Эстен, Миттеран и Ширак, каждый из них, был сильным президентом, президентом, с которым соперничал его премьер-министр.

[1] Словосочетание «двигаться линии» — это значит, действовать так, чтобы изменить положение вещей, отойти от устоявшейся практики.

[2] Официальная резиденция премьер-министра в Париже, Матиньонский дворец.

[3] François Fillon, La France peut supporter la vérité, Albin Michel, 2006.

[4] François Mitterrand, Le Coup d’Etat permanent, Plon, 1964.

[5] Который станет в 1981 году министром Франсуа Миттерана ….

[6] Giscardiens – термин употребляется в отношении французского политика Жискара д’Эстена, его политике и независимых республиканцев

[7] К этим неудачам, необходимо добавить болезнь Помпиду, в течение осени и зимы 1973 года, вызвавшая в прессе и политическом классе, слухи об отставке и предвыборной кампании, способствовала еще ослаблению авторитета главы государства.

[8] «Я не располагаю средствами, которые я сегодня считаю необходимыми для выполнения обязанностей в качестве премьер-министра » сказал Жак Ширак для оправдания своей отставки.

[9] Примечание от переводчика: коабитация – это сосуществование правительства и главы государства, которые принадлежат к разным политическим направлениям.

[10] От французского выражения «je suis droit dans mes bottes», которое обозначает : сохраняя твердую, жесткую позицию, определенную покорным подчинением http://dictionnaire.reverso.net/francais-definition/droit%20dans%20ses%20bottes

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *