Признание однополых браков законом от 17 мая 2013 года

Жиль Рауль – Кормэ

Доцент Университета Кан, приглашенный преподаватель в Национальную школу Магистратуры.

Работа опубликована: «Газета дю Палэ», специальный номер, посвященный семейному праву.
Под ред. Ж. Касэ и Э. Мюло,
№ 235 и 236 от 23-24 августа 2013 года, стр. 9-18

Недавнее опубликование Закона от 17 мая 2013 года, легализовавшего брачный союз лиц одного пола, продолжает оставаться в центре обсуждений. Обратимся к истокам принятия этого спорного закона и рассмотрим содержащиеся в нем положения.

Стремительный рост индивидуализма в нашем обществе привел к либерализации нравов и к отказу от придания дополнительного нравственного смысла гражданско-правовым институтам. В ходе изменений Книги первой Гражданского кодекса, законодательство Карбонье (1964-1977) было значительно модернизировано вплоть до его замещения новым законодательством, единой и постоянной заботой которого стало оформление развития нашего общества под лозунгом максимального нейтралитета Государства[1]. Такое положение дел, очевидно, благоприятно способствовало развитию гомосексуализма, который заметно распространился за последние тридцать лет, и с перспективой развития которого и был принят закон от 17 мая 2013 года[2]. Согласно мнению самих сторонников[3], этот закон — кульминация, но, безусловно, еще не конец истории, которая в своем развитии напоминает пьесу в трех действиях.Акт 1. Декриминализация гомосексуализма осуществлялась с момента избрания президентом Республики Франсуа Миттерана 10 мая 1981. Циркуляр Министерства внутренних дел от 11 июля 1981 запретил ведение учета гомосексуалистов и практику подозрений против них. Закон от 4 августа 1981 ликвидировал общественные оскорбления с целью пристыдить гомосексуалистов, так же, как и акты, называющие «противоестественным» проявления гомосексуализма среди несовершеннолетних. Год спустя, другой закон от 4 августа уровнял сексуальное большинство в возрасте от 15 лет, не делая различие в зависимости от гомосексуальной или гетеросексуальной ориентации. Закон от 13 июля 1983 было отменено требование, заложенное статьей 40 Кодекса государственной службы, о «хорошей морали» с тем, чтобы служащие не могли быть больше лишены своего статуса из-за сексуальной ориентации. Законы, которые подвергали наказанию гомосексуалистов, были заменены законами, которые их защищают от проявления дискриминации по отношению к ним[4]. 13 марта 1984 Европейский Парламент проголосовал, приняв решение[5], аналогичное уже принятому Европейским судом по правам человека о свободе сексуальной ориентации для обеспечения уважения частной жизни[6]. Следует уточнить, что гомосексуализм был вычеркнут из списка психических заболеваний Всемирной организацией здравоохранения только 17 мая 1990.

Акт 2. Хотя гомосексуализм процветал под завесой личной жизни, впоследствии данное явление стало оказывать влияние на развитие гражданского и социального статуса пары. Сожительство мало-помалу приобрело признание в рамках разных законодательных актов, парам одного пола приходилось обращаться к правосудию, чтобы обеспечивать применения данного законодательства по отношению к ним. Иногда напрасно. В своем решении Кассационный суд отказал в ходатайстве о переходе права аренды к пережившему супругу в связи с состоянием гражданского сожительства, постановив, что «сожительство представляет собой не что иное, как стабильное и продолжительное проживание вместе в форме брака в виде союза мужчины и женщины»[7]. Закон от 15 ноября 1999 года разрушил подобную судебную практику и дал определение сожительства в статье 515-8 Гражданского кодекса. Более того, этот закон ввел институт «Гражданского договора солидарности», третьего вида супружества, имеющего договорный характер, представляющее собой нечто среднее между сожительством и браком. Этим законом гарантируется свобода однополых пар, однако без их регистрации; данный институт гражданского договора был модифицирован внесением многих изменений, в частности законом от 23 июля 2006 г., которым допускается регистрация гражданского положения однополых пар для обеспечения публичности союза.

Акт 3. Представители сексуальных меньшинств отстаивают свои права на семейную жизнь, пытаясь получить доступ к традиционным институтам семейного права (передача родительских прав, брак, усыновление и зачатие детей при помощи медицины). Несмотря на то, что Кассационный суд признал (с некоторыми ограничениями) возможность передачи родительских прав[8], он отказал женщине в праве на обычное усыновление ребенка женщины, с которой они находились в сожительстве, на том основании, что закон не предусматривает совместное использование родительских прав, за исключением случая усыновления ребенка супруга (супруги)[9]. Брак является ключевым условием возникновения приемного родства при усыновлении, что для однополых пар было законодательно[10] запрещено и критиковалось как дискриминация по отношению к сексуальным меньшинствам[11]. Такой аргумент был чрезмерным, так как Европейский Суд по правам человека оставил за государствами право на самостоятельное усмотрение[12]. С учетом такой практики Конституционный Совет не ответил на два ключевых конституционных вопроса, которые были предметом его рассмотрения, в частности заявив, что ему не принадлежит право трактовать вместо законодателя вопрос о последствиях воспитания ребенка парой одного пола[13], с одной стороны, и толковать различия между гетеро- и гомосексуальными парами в свете доступа к институту брака – с другой[14].В сложившейся ситуации законодатель взял на себя ответственность в рамках своих полномочий принять к рассмотрению проект закона от 7 ноября 2012 года, открывавший возможность вступления брак для однополых пар. Стоит отметить, что политические силы, содействующие продвижению этого закона, находились в большинстве своем с сентября 2011 года в Сенате, а в Национальной Ассамблее с июня 2012 года. С помощью этого большинства, предоставлявшей возможность выполнить предвыборные обещания, новый Президент Республики и его Правительство должны были создать предпосылки настоящих дебатов в гражданском обществе, произвести во времени эту социальную революцию. К сожалению, голоса, услышанные в прессе, сформировали оппозицию без повышения осведомленности и создания условий развития общественного мнения[15]. Если власти решили свернуть реформу, направленную на создание медицинской помощи при зачатии детей для однополых женских пар[16] (однополые мужские пары еще не обеспокоены в связи с отменой суррогатного материнства[17]), то это происходило только по причине правовых ограничений права на публичное здравоохранение, задержанных парламентской процедурой (обращение Национального Консультативного Совета по Этике и Всеобщего Государственного Собрания по Биоэтике).Объявленный Конституционным Советом[18] как соответствующий Конституции, текст закона, принятый в первом чтении Сенатом 12 апреля 2013 года и во втором чтении Национальным Собранием 23 апреля сформулирован гораздо лучше, чем его проект. Многочисленные ошибки были успешно исправлены. Доктрина сыграла бы свою роль при составлении редакторами текста, копии которого они пересматривали, чтобы ограничить воздействие реформы в разумных пределах на гомосексуальные пары, тем самым улучшая некоторые положения закона. Дискуссии по техническим моментам не окончены, так как новый закон далек от совершенства. Вступивший в законную силу на следующий после публикации день[19], Закон уже мог быть применен в среду, 29 мая 2013 года, в мэрии города Монпелье, где и состоялось празднование первой законной свадьбы между лицами одного пола — после соблюдения десятидневного срока, следующего за публикацией[20] публичного уведомления, предусмотренного статьей 64 Гражданского кодекса.Закон радикальным образом модернизировал семейное право, так как видоизменил само понятие «брака». Названный Дуайеном Карбонье[21] «старейшим обычаем человечества», зачастую закрепленный за выходцами из одной социальной группы, брак под воздействием канонической доктрины превратился в нечто священное, а впоследствии с изданием закона от 20 сентября 1792 года[22] превратился в гражданско-правовой договор. Даже хотя была поставлено под сомнение рождение детей как цель брака, оно все же оставалось фундаментом семьи, призванием которого являлось производство на свет потомства. Легальная презумпция отцовства, очевидно, не применима в случае союза лиц одного пола. Статья 312 Гражданского кодекса оставила трактование брака как союза мужчины и женщины. Эти изменения были достаточны, чтобы показать, что юридическая природа брака больше не уникальна. Репликация брака создает еще и второй разрыв, больше символический, чем реальный, так как другие многочисленные положения закона 17 мая 2013 года применяются ко всем бракам, вне зависимости от того, одного ли пола супруги либо разных полов. Об этом свидетельствует, например, формальная перепись пункта 1 статьи 75 Гражданского кодекса, которая описывает текст данного кодекса и гласит, работник органов записи актов гражданского состояния должен прочитать будущим супругам во время публичной церемонии бракосочетания и до обмена согласиями: если вводится определение родительской власти, то согласно правилу, установленному законом 4 марта 2002 года, на новоиспеченных супругов возлагается обязанность воспитывать детей, даже если они не являются детьми кого-либо из супругов. Более того, как понимать то, что ребенок больше не является целью брака, ибо отныне и впредь благодаря новому закону однополые пары могут усыновлять детей точно так же, как находящиеся в браке мужчина и женщина, которые не смогли родить ребенка или захотели взять в число своих биологических детей одного или нескольких приемных? Между целостностью институтов и расширением сфер их применения к ситуациям, которые еще недавно подвергались порицанию либо игнорировались гражданским законодательством, сегодня наблюдается контраст. Если социологический анализ и позволяет отбросить подобные определения как «реформа цивилизации» и «антропологический разрыв»[23], то юридический анализ приводит к термину «революция» — революции фундаментальной, хоть и скрытой за маской[24]. Из двадцати двух статей, которые включает в себя закон 17 мая 2013 года, только тринадцать касаются Гражданского кодекса с целью введения семь новых статей и изменения девятнадцати остальных. Предопределяемый специальной техникой, анализ этих 26 статей Гражданского кодекса, не позволяет оценить весь масштаб проводимой реформы. Этот текст должен быть дополнен специальными исследованиями с учетом того, что новый закон приводит нас к пересмотру существующих институтов, среди которых союз, родительский авторитет, развод, а также вопросов наследования и налоговых аспектов семейной жизни. Обзор нового закона ограничивается рассуждениями о природе молодоженов, так как новый закон 2013 года не ставит под сомнение браки как таковые, а предлагает возможности использования другого названия по отношению к ним. Данный анализ распространяется на вопросы усыновления и названия. Также он направлен на рассмотрение основных последствий в результате усыновления детей однополыми парами или только тех членов, которые не являются родителями ребенка, рожденного в результате брака; закон от 17 мая 2013 года касается также детей, появившихся на свет в родстве или уже усыновленных. То есть он выходит за границы сферы молодоженов, затрагивая многочисленных детей и их родителей.Реформа брака и молодоженыЗакон от 17 мая 2013 года изменяет правила, применимые ко всем бракам, вне зависимости от того, одного или разного пола будущие супруги, так как он налагает новые условия, которые и произведут другой эффект. A.                  Новые условия вступления в бракНовые условия вступления неравнозначны между собой. Наиболее важное изменение не касается всех браков, а лишь тех, в которые вступают лица одного пола. Учитывая все вышесказанное, закон ввел другие изменения касательно брака, которые, хотя и минимальны, все же изменяют содержание будущих церемоний.   Специальные нововведения, касающиеся некоторых браковСтатья 1 закона 17 мая 2013 года вносит поправки в многочисленные положения Гражданского кодекса. Прежде всего, он заново ввел статью 143, которая была отменена законом № 77-1447 от 28 сентября 1977 года, изменившим правовой статус безвестно отсутствующих. Размещенная в начале Главы 1(«Качества и условия, необходимые для вступления в брак») Раздела V («Брак») Книги Первой Гражданского кодекса («О лицах») новая статья 143 отныне и впредь предусматривает, что «брак — это соглашение двух лиц разного или одного и того же пола». Эта формула взята из закона № 99-944 от 15 ноября 1999 года, который дал определение сожительства (статья 515-8) и пакта гражданской солидарности (статья 515-1), подтверждая тем самым гендерное различие там, где законодательная власть начиная с 1804 года медленно обозначила тенденцию стирания разницы между полами[25]. Признание равного права на доступ к браку для гетеро- и гомосексуальных пар происходило путем пересмотра статьи 144 Гражданского кодекса, обозначившая субъектами брака мужчину и женщину, перед вопросами брачного возраста и необходимой правоспособности для вступления в брак. Новая статья 144 теперь четко устанавливает, что « брак не может быть заключен до восемнадцати лет », как гарантия равенства между мужчинами и женщинами, заложенная законом от 4 апреля 2006 года для предотвращения принудительных браков.Различие в половой принадлежности не является теперь условием признания брака недействительным[26]. Франция является девятой по счету страной, осуществившей подобную реформу после Нидерландов (2001), Бельгии (2003), Испании (2005), Швеции (2009), Норвегии (2009), Португалии (2010), Исландии (2010) и Дании (2012). Франция также является четырнадцатой страной в мире после одиннадцати – США (2004), Канады (2005), Южной Африки (2006), Аргентины (2010) и Мексики (2010). Франция опережает Германию и обходит Соединенное Королевство. Хотя наши соседи по ту сторону Ла-Манша разрешили усыновление однополым парам, медицинскую помощь при зачатии и суррогатном материнстве, проект реформы был одобрен не ранее чем 16 июля 2013 года. Он повлек определенные возражения, как в Палате Общин, так и в Палате Лордов, но Королева одобрила закон от 17 июля 2013 года, что позволило ему вступить в законную силу. В других странах, однако, число которых 82, гомосексуализм считается правонарушением, а зачастую и преступлением. В Циркуляре от 29 мая 2013 года, представляющем введение рассматриваемого закона, открывающего брак для однополых пар[27], приводится список этих стран, среди которых, в частности, Сингапур, Индия, Египет, Ливан, Алжир, Марокко и Тунис.Французским законом от 17 мая 2013 года сохранен запрет инцеста ­- фундаментальный­­ принцип семейного права. В то время как статья 162 Гражданского кодекса запрещала только брак «между братом и сестрой», новая формулировка включает в себя и запрет на брак «между братьями» и «между сестрами». Подобного рода изменения внесены и в статью 163 Гражданского кодекса, чтобы запретить браки между дядей и племянницей, а также между дядей и племянником. Аналогичным образом запрещен брак между тетей и племянником, а также между тетей и племянницей. Статья 164 Гражданского кодекса продолжает рассматривать возможные случаи инцеста, когда брак будет разрешен на усмотрение Президента Республики в случае «серьезных причин». Неизменный по сути, текст данной статьи является отсылочным, поскольку дает ссылку на статью 163. В общем и целом новый закон не является более толерантным, но выступает более экспрессивным в смысле подчинения правилам общественного порядка. Комментарии к закону от 15 ноября 1999 года могут быть применены и к данному закону. «Заступив за запретную черту разделения между полами, закон о договорах о гражданском браке золотится на гербе благочестия, ограничивая инцест и полигамию, запрет на которые является основой нашего общества»[28]. Видно, насколько ошибочным было выражение «брак для всех» и насколько плохо оно отображало политическую стратегию, поскольку ни в замыслах авторов, ни политического большинства не было планов по устранению всех брачных запретов. Так, даже после вступления в силу закона от 17 мая 2013 года, в брак могут вступить не все: в частности малолетние, лица, находящиеся в кровном родстве[29], лица, уже состоящие в браке.Следует, наконец, отметить, что статьи 1 и 6 закона 2013 добавляют в Гражданский кодекс статьи 202-1, 202-2 и 171-9, чтобы напомнить, что любой французский гражданин согласно французским законам (личный закон) вступает в брак, но процедура оформления зависит от действующего закона в месте составления гражданского акта. Тем не менее степень одобрения гомосексуализма со стороны законодателя такова, что позволяет лицам одного пола, как гражданам страны, так и нет, вступать в брак на территории Франции перед лицом сотрудника органов записи актов гражданского состояния по месту рождения или последнего пребывания…даже в городе по выбору лиц, вступающих в брак, когда они не могут узаконить свой союз в стране, выбранной для сожительства[30]. Новая статья 171-9 предусматривает во втором пункте ряд мер, направленных на предотвращение фиктивных браков[31]. Статья 63 Гражданского кодекса предусматривает возможность проведения беседы сотрудника государственного органа или же уполномоченного на соответствующей территории дипломата или консула (по их требованию) с лицами, вступающими в брак, для проверки искренности их брачных намерений. Эти последние положения, внесенные во втором чтении в Национальную Ассамблею, придерживаются позитивного права и хорошо сочетаются с общим правом.Нововведения, касающиеся всех браковСтатьи 2, 3, 4, и 13 закона от 17 мая 2013 года изменяют и другие положения Гражданского кодекса, касающихся содержания будущих церемоний.В первую очередь, речь идет о статье 74 Гражданского кодекса, касающаяся территориальной подведомственности сотрудников органов записи актов гражданского состояния. До сего момента будущие супруги должны были иметь какое-либо отношение к той территории, на которой они собирались вступить в брак: эта связь означала, что супруг, проживавший на вышеупомянутой территории, должен был там пребывать не менее месяца с момента публичного уведомления. Это требование уже было достаточно гибким, поскольку можно было оплатить каждый день пребывания в течение месяца в отеле, гостевом домике или даже кэмпинге и, таким образом, будущие супруги могли вступить в брак там, где хотели. Теперь требование еще более ослаблено, так как отныне и впредь лица, вступающие в брак, могут выбрать коммуну, где проживают их родители либо где находится их дом при отсутствии какой-либо прямой связи с этой коммуной. Следует иметь в виду, что это требование применяется к публичным извещениям, чтобы сделать возможной процедуру несогласия с браком, хотя этот способ и является устаревшим. Данная поправка относится также и к разнополым парам. Статья 165 Гражданского кодекса, посвященная сотрудникам органов записи актов гражданского состояния, изменена в целях соответствия вышеупомянутой статье 74, а также в целях предупреждения, что свадьба отмечается публично с участием государственного служащего «в ходе республиканской церемонии». Этот закон удивит всех тех, кто делал вид, что не знает о том, что новый закон усиливает разрыв между церковным венчанием и гражданским бракосочетанием, браком светским и церковным. И если первый невозможно расторгнуть, то второй признается прекращенным в ходе юридически оформленной процедуры развода. Также первый остается недоступным для лиц одного пола, в то время как второй стал для них возможен. Что касается многочисленных выдержек из Гражданского кодекса, которые сотрудник органов записи актов гражданского состояния зачитывает будущим супругам, то среди них уже не фигурирует статья 220 Гражданского кодекса об общности долгов, которую ввел закон Лагард[32].Также свидетельствует о специфике гражданского брака та формула, которую должны произносить сотрудники органов записи актов гражданского состояния в момент обмена согласиями; не только заявление каждой стороны о согласии взять другого (ую) «в мужья и жены», но с этого момента «в супруги» (Гражданский кодекс, статья 75, последний пункт). Гражданский брак не в меньшей степени полагается на общественные ценности: искренность и свобода выбора, запрет полигамии и инцеста, так же как и другие ценности совместной жизни, закрепленные в статьях 212-215 Гражданского кодекса. И, наконец, закон от 17 мая 2013 года дополняет статью 34-1 Гражданского кодекса положением, что все акты гражданского состояния выполняются сотрудниками органов записи актов гражданского состояния под контролем прокурора Республики. Как не увидеть в законе обязанность мэров подчиниться ему, организовав празднование бракосочетания между однополыми парами[33], передавая свою подпись в случае, если сами присутствовать отказывается? Небольшие новшества, описанные здесь, принесут пользу всем будущим супругам, свидетельствуя о скромном вкладе нового закона в последствия вступления в брачный союз.B. Новые последствия вступления в бракЗакон от 17 мая 2013 года практически не изменил последствия вступления в брак, за исключением вопросов имени. Напротив, новый закон расширяет сферу действия брака, открывая для однополых пар пространство имущественного права семьи, некогда для них закрытое.Измененные последствия: вопрос имениСтатей 10 закона от 17 мая 2013 года введено в статью 225 Гражданского Кодекса положение, в соответствии с которым «каждый из супругов может использовать имя другого супруга, путем замены или добавления его в свое имя в порядке, который он выбирает». Используемое имя – это имя, по сути данное при рождении, так как 6 закон фруктидора II устанавливает, что лицо должно носить имя, позволяющее идентифицировать его гражданское состояние и оно должно соответствовать имени в акте, составленному при рождении. Переход имени основан на кровном родстве, поэтому к вопросам брака безразличен. Обычай тем не менее позволяет молодой девушке взять фамилию мужа, выйдя за него замуж. Понятие «девичья фамилия» было устранено в соответствии с законом № 85-1372 от 23 декабря 1985 года, в статье 43 которого было установлено, что каждый ребенок, малолетний или совершеннолетний, независимо от его пола, может взять фамилию, добавив к имени, данному при рождении, имя родителя, которое к нему не перешло. Более детально вопрос применения статьи 43 закона от 1985 года был рассмотрен в циркуляре от 26 июня 1986 года, где была предложена возможность использования имени супруга на основании брачной связи. Таким образом, для замужней женщины или вдовы имя устанавливается путем прибавления к ее собственному имени или замены именем ее мужа или используемым именем, тогда как для женатого или овдовевшего мужчины имя устанавливается менее либеральным способом, путем прибавления только ко второй части, имени жены или используемого имени[34]. Реформа фамилии смогла оставить в тени вопрос ее использования. Конечно, постановление от 29 июля 2011 года, внесшее изменения в семейную книгу, дало возможность женатым мужчинам брать фамилии своих жен в ходе пользования, но это нововведение осталось конфиденциальным и дискуссионным по вопросу его применения[35]. Законом от 17 мая 2013 года оно оставлено в Гражданском кодексе. Однако статья 43 закона от 23 декабря 1985 года так и осталась не кодифицирована. Вопрос фамилии детей остается в тесной связи с вопросами родства и родительского авторитета в зависимости от того, малолетний или совершеннолетний ребенок. Отныне все будущие супруги вне зависимости от их пола, за исключением бывших супругов, могут брать фамилию одного из супругов. Так Месье Альто, женатый на Мадам Бемоль, может впредь выбрать имя Бемоль, Бемоль Альто или Альто Бемоль. Институт выбора имени легко осуществим на практике: он возлагает на администрацию обязанность написания имени на удостоверении личности под именем, данным при рождении. Очевидно, что при разводе вновь возникает вопрос с использованием имени. Статья 264 Гражданского кодекса устанавливает, что с момента принятия закона от 11 июля 1975 года, каждый из супругов теряет возможность носить имя своего супруга после развода. Только выраженное в соглашении о разводе согласие одного из супругов, либо постановление судьи, данное с целью защиты интересов кого-либо из супругов или детей, могут быть основаниями для сохранения права на имя. Правовое регулирование развода[36] и раздельного проживания супругов не единственные отрасли гражданского права, в которых отныне фигурируют новые виды супругов, доступ к браку для которых ранее был закрыт. Расширенные эффекты: область имущественного права семьи.Между строк читается, что дух нового закона пронизан идеей предоставления однополым парам тех же преимуществ, которыми обладали до недавнего времени только разнополые пары. Целью закона является идея уравнения в правах. В статье 6-1 Гражданского кодекса содержится положение, что брак и родство вследствие усыновления налагают одни и те же права и обязанности, за исключением предусмотренных главой 7 Книги первой настоящего кодекса, в независимости от пола супругов или родителей. Можно было бы бесконечно работать как над формулировкой, так и над расположением текста. Без сомнения, он был не на своем месте в предварительном титуле Гражданского кодекса в свете уже существующих статей, но если используется критерий общего правила, чтобы оправдать выбор преамбулы Гражданского кодекса[37], то равенство между людьми, — а здесь, между парами — не менее актуально, чем лояльность в доказательственном праве[38].В символической манере составители отреагировали на все сделанные предложения, сумев сказать, что гомосексуализм не мог быть более рассмотрен на почве «благонравия», на чем все ранее и заканчивалось. Кроме того, это был единственный способ распространения действия этого текста как на общие права лиц, так и на права дарения и завещания[39]. Не давая исчерпывающий перечень прав и обязанностей, которыми могут пользоваться однополые пары, напомним некоторые характеристики имущественного права семьи. Прежде всего, супруги разного пола смогут заключить брачный договор и таким образом выбрать режим раздельного имущества (разделение имущества, участие в формировании имущества, разделение совместно нажитого имущества), либо режим общего имущества (общая мебель и иное совместное имущество, режим общего имущества). Выбор вариантов использование семейного имущества гораздо шире, чем тот, который предоставляется законом в пакте гражданской солидарности между разделением имущества и нераздельным владением. Отныне однополые пары могут разделить материальные блага, нажитые в браке. Кроме того, семейное право предоставляет различные средства защиты интересов на случай, если один из супругов страдает от негативного изменения своих умственных способностей, либо его воля при управлении имуществом подвержена влиянию извне: добросовестный супруг вправе получить от судьи право представлять его интересы и заключать контракты вместо него[40]. Далее, право безвозмездных сделок включает в себя, помимо дарения, завещания безвозмездные сделки только для супругов. Только отзыв дарения будущей вещи (либо вещей уже существующих и будущих) остается возможным в одностороннем порядке (Гражданский кодекс, статья 1096). Но подобные безвозмездные сделки не приводят к уменьшению наследственной массы (статья 758-6 Гражданского кодекса). Наследственное право предполагает определенный простор для выбора выжившему супругу с тех пор, как он был определен в соответствии с законом № 2001-1135 от 3 декабря 2001 года. Имеющим право на наследство признается находящийся в живых супруг, в отношении которого нет вступившего в законную силу решения судьи о разводе на день открытия наследства. Наследующий супруг обладает комплексом императивных обязанностей: в частности в течение года он должен присматривать за имуществом семьи, также он обладает правом на получение пособия для этой цели: достаточно того, чтобы наследодатель оставил необходимую часть имущества одаряемым за исключением части наследственной массы, либо имущества по завещанию. Напротив, супруг, имеющий право на наследство является претендентом на обладание обязательной доли в наследстве, если не он не конкурирует с другими наследниками (статья 914-1 Гражданского кодекса). Если он призван получить все имущество умершего, это означает, что его присутствие позволяет исключить отца и мать, братьев и сестер, родителей, обычных родственников умершего (статья 757-2 Гражданского кодекса); последний вправе назначить наследниками любого из них или третьих лиц, и может соответственно уменьшить долю супруга в наследстве, не посягая на собственную обязательную часть[41]. Получив возможность наследования и приобретения пособия в связи с утратой супруга[42], однополые пары не получили права заключения гражданского договора солидарности, но могут управлять своим семейным имуществом одним из трех доступных вариантов[43]. Как бы то ни было, вопрос брака это не только дело самих супругов; институт брака отражается на семье каждого из супругов.II. Реформа брака, дети и их родителиЗакон от 17 мая 2013 года касается в том числе и третьих лиц, потому что брак это союз, который затрагивает и семьи каждого из супругов. Между тем брачный союз это источник прав, привилегий и обязанностей. Отец или мать одного из супругов могут требовать выплаты пособия на зятя или невестку в силу статей 206 и 210 Гражданского кодекса. Брачный союз также определяет характер обращения в суд с ходатайством об опеке как юридической меры защиты; в развитие статьи 430 Гражданского кодекса статья 449 Уголовного кодекса содержит вариант назначения попечителем или опекуном родственника. Брачный союз порождает различные правовые обязанности как, например, выплата алиментов, а также является основным препятствием легализации союза между родственниками по прямой линии (статья 161 Гражданского кодекса). Итак если закон от 17 мая 2013 года касается всех родственников, то он тем более касается детей, идет ли речь о детях только тех однополых пар, которые вступили в брак с целью усыновления (А), либо же о всех детях, родившихся после воскресенья 19 мая 2013 года, ибо закон решает и вопросы фамилии (Б).А. Реформа усыновления: ребенок однополой парыЗакон 17 мая 2013 года изменяет право на усыновление в простой и в то же время полной форме. Так, он предоставляет возможность однополой паре вместе и одновременно стать родителями совместного ребенка по ходатайству самой же пары. Далее он предоставляет возможность, в особенности однополым парам, усыновить ребенка супруга (супруги) путем определенной либерализации процедуры в таком случае усыновления.Усыновление ребенка паройДвое мужчин или две женщины не могут иметь ребенка с биологической точки зрения, поскольку эмбрион зарождается в естественных условиях при слиянии мужских и женских гамет, то есть когда сперматозоид оплодотворяет яйцеклетку. Возможно, в будущем станет возможным зачатие ребенка при наличии двух женских или двух мужских гамет и энуклеированными яйцеклетками. Но в то же время можно быть уверенным, что все, что может, сможет или смогла бы наука, не является ни разумным, ни желательным. Наука порождает прогресс, страхи, социальные и этические проблемы, которые вызывают необходимость их рассмотрения в правовых рамках: Национальный Консультативный Комитет по Этике, Государственный Совет по Биоэтике и др. Также законодатель в настоящее время не может рассматривать вариант с искусственным зачатием[44] или отступиться от запрета на суррогатное материнство (статья 16-7 Гражданского кодекса).Усыновление брошенного ребенка путем официального запроса однополой пары это способ, о котором сейчас размышляют. Для этого необходимо получить административное разрешение (статья 225-2) и подобный запрос не может быть отклонен в связи с сексуальной ориентацией пары[45]. Уровень усыновления во Франции остается довольно низким, несмотря на то, что регулирование родов происходит анонимно. Международное усыновление также не открывает широкого простора для однополых пар, поскольку многими государствами установлен запрет на усыновление своих несовершеннолетних граждан одинокими людьми и однополыми парами вне зависимости от того, женаты они или нет[46].Статья 6-1 Гражданского кодекса, дополненная статьей 13 закона от 17 мая 2013 года, определяет, что родство, возникшее вследствие усыновления, налагает одинаковые обязанности, как на родителей противоположного пола, так и на однополых родителей. Только такие правовые последствия усыновления как родительская власть могут быть регламентированы по аналогии права. Правила передачи имени потребовали специального регулирования, не предполагая то, что в будущем никаких технических проблем не возникнет, так как «двойное родство по отношению к отцу и матери не всегда тождественно двойному родству по отношению к однополым родителям»[47]. Новый закон выполнен в лучшей манере, поскольку описывает детали всех процессов. И усыновление ребенка супруга является тому иллюстрацией.Усыновление ребенка супругаЗакон от 17 мая 2013 года предоставляет новую возможность семейной паре, в которой у одного из супругов уже есть ребенок. До сего момента сожитель такого родителя, по сути, осуществлял обязанности родителя такого ребенка при этом не имея ни правового статуса, ни правового обоснования, определяющего его положение. Новый закон наделяет такого супруга (супругу) правом усыновить ребенка своего супруга (супруги), но также и устанавливает правила для такой процедуры. Условия более жесткие в случае полного усыновления, нежели чем при простом усыновлении. Простое усыновление прежде всего позволяет установить родство без каких – либо притязаний на недействительность родства биологического родителя с тем родителем, который не живет с ребенком и тем самым не имеет возможности реализовывать свои родительские права. Таким образом, супруг биологического родителя может с согласия последнего составить совместный запрос на усыновление ребенка. Административное разрешение не обязательно, при этом не имеет значение совершеннолетний ребенок или нет. Напротив, согласие другого биологического родителя всегда будет обязательным в случае, если ребенок является малолетним, поскольку простое усыновление будет иметь следствием переход родительской власти к приемному родителю, которую он будет разделять со своим сожителем (статья 365 Гражданского кодекса). Биологический родитель, являющийся третьим лицом по отношению к однополой паре, может пользоваться своего рода правом вето, так же, как и в случае с разнополыми парами. Полное усыновление налагает более жесткие условия, поскольку имеет своей целью полное уничтожение кровного родства. Закон сохранил три классических случая открытия полного усыновления ребенка одного из супругов. Ребенок не имеет установленного родства по отношению к супругу (супруге); ребенок имеет двух установленных родителей, но один из которых никоим образом не осуществляет родительские обязанности; один из родителей ребенка умер, при этом не осталось кого – либо из родственников по восходящей линии, заинтересованных в судьбе ребенка. Если закон от 17 мая 2013 года так и остановится на этих трех случаях, то они смогут найти применение лишь в нескольких ситуациях: когда у ребенка единственным родителем является отец, который хотел бы, чтобы его муж стал приемным родителем; далее, когда ребенок родился от матери, которая не знает, кто отец ребенка (вследствие многочисленных или тайных связей, в случае использования медицинской помощи при зачатии в Бельгии или Испании) и которая хочет, чтобы ее супруга стала второй матерью для ребенка. Но статья 345-1 Гражданского кодекса в предыдущей редакции не позволяла полное усыновление ребенка супруга (супруги), поскольку такой ребенок уже являлся объектом усыновления.Закон от 17 мая 2013 года заполняет этот пробел и вводит посредством статьи 7 четвертый случай усыновления в статью 345-1 Гражданского кодекса. Полное усыновление ребенка супруга (супруги) разрешается «когда ребенок является объектом полного усыновления этим конкретным родителем, и у ребенка нет другого родства, кроме как по отношению к этому родителю» (статья 345-1 Гражданского кодекса). Таким образом, гомосексуалисты, которым удалось усыновить ребенка, будучи одинокими, а зачастую скрывающими свою сексуальную ориентацию, могут женившись открыть таким образом возможность для своего супруга (супруги) в свою очередь усыновить его (ее) ребенка. Данная статья позволяет также однополым парам, которые хотят усыновить ребенка из другой страны, где законом запрещено усыновление детей однополыми парами, действовать двумя способами: усыновление человеком без семьи, затем усыновление ребенка супруга (супруги). Новый закон статьей 8 вводит в Гражданский кодекс третий пункт статьи 360, который состоит в следующем: «ребенок, ранее усыновленный одним лицом в простой или полной форме, может быть повторно усыновлен супругом(ой) этого лица в простой форме». Представим, что женщина родила ребенка, личности биологического отца которого она не знает или отец которого умер, не успев признать этого ребенка. Эта женщина может, вступая в брак первый раз, позволить своей первой жене стать его второй матерью путем полного усыновления. В случае развода между этими двумя женщинами первая из них, будучи второй матерью, женившись, открывает для своей супруги возможность стать третьей матерью ребенка путем простого усыновления, если две другие матери согласятся. Напротив, четкая формулировка данного закона не позволяет наличия у ребенка четырех матерей, что в его интересах[48]. Конечно, будет раскритиковано отступление от принципа «усыновление ради усыновления» во имя высших интересов ребенка, но не стоит забывать, что нет усыновления без судьи (статья 346 Гражданского кодекса). Нужно продолжить доверять судьям для того, чтобы установить разумный лимит на число родственных связей!Усыновление не всегда возможно, особенно в случае отказа биологических родителей. Как бы то ни было, в случае развода родителей закон 17 мая 2013 (статья 9, I) уделяет особое внимание уходу родителя из семьи: он позволяет такому родителю с разрешения судьи по семейным делам поддерживать отношения с ребенком если, с точки зрения третьего лица, «он (родитель) находился в стабильных отношениях с ребенком и с другим родителем, помогал ребенку с учебой, интересовался его контактами и положением в коллективе, установил с ним прочные и тесные отношения» (статья 371-4, пункт 2 Гражданского кодекса). «Относительно неэффективным»[49] с точки зрения юридической техники является определение «родителей супруга (супруги)»[50], данное в законе впервые, а до этого бывшее исключительно социологической категорией. Кроме того, искажение перед судьей фактов, касающихся посещения несовершеннолетнего ребенка, представляет собой новый вид обмана, вызывающий недоверие третьих лиц к решению судьи об усыновлении (статья 353-2 Гражданского кодекса). Оба этих изменения касаются также детей, рожденных в браке между мужчиной и женщиной; то же самое в отношении реформы права на имя.B. Реформа права на имя (фамилию) в отношении всех новорожденныхЗакон от 17 мая 2013 года изменяет право ребенка на имя, будь то родной ребенок или усыновленный.Фамилия родного ребенкаСтатья 11, главы I и II закона от 17 мая 2013 года вносятся поправки в статьи 311-21 и 311-23 Гражданского кодекса. Речь идет о пятом по счету изменении в области правового регулирования фамилии несовершеннолетнего ребенка после закона № 2002-304 от 4 марта 2002 года, положившего начало регулированию данного вопроса, впервые измененному законом № 2003-516 от 18 июня 2003 года, вступившим в силу с 1 сентября 2003 года; во второй раз изменения внесены ордонансом № 2005-759 от 4 июля 2005 года; в третий раз – законом № 2009-61 от 16 января 2009 года. Не секрет, что вопрос правового регулирования передачи фамилии регулируется на сегодняшний день в общих положениях о родстве (Раздел VII Книги Первой Гражданского кодекса) в статьях с 311-21 по 311-24. Закон не делает различий между ребенком законнорожденным и внебрачным в свете вопроса передачи ребенку фамилии в зависимости от того, установлено ли родство сразу или впоследствии. В первом случае первый родитель передает ребенку свою фамилию и может помешать это сделать другому супругу (супруге), так как статья 311-23, пункт 1 устанавливает требование наличия соглашения между супругами, у которых есть целый период несовершеннолетия ребенка, чтобы изменить его фамилию в органах записи актов гражданского состояния. Во втором случае, когда полное родство ребенка по отношению к его отцу и матери установлено сразу, свобода выбора скорее иллюзорная, чем реальная: ребенок будет носить фамилию либо матери, либо отца, либо фамилию матери после фамилии отца или наоборот. Ограниченная требованиями двойной фамилии и правилом о единой фамилии детей, рожденных от одних родителей, воля отца и матери сосредотачивается на выборе из четырех указанных выше вариантов. Если мать и отец не сделают никакого выбора касательно фамилии их ребенка, когда они объявляют о рождении ребенка соответствующим органам власти, тогда ребенок получит автоматически фамилию отца, если отцовство будет установлено сразу. Однако в случае, если супруги уже воспользовались той самой опцией из четырех вариантов, выбранная фамилия присваивается другим общим детям. Только в случае отсутствия соглашения между отцом и матерью, заявленного перед сотрудником органов гражданского состояния закон от 17 мая 2013 года корректирует авторитет отцовского влияния, введенный законом от 18 июня 2003 года. Алфавитный порядок, абсолютно безразличный к вопросам пола, возвышен до ранга коллизионного правила в случае явного спора между родителями в вопросе выбора фамилии ребенка[51]. Если государственный служащий знает о несогласии родителей в вопросе выбора фамилии, тогда ребенок будет носить двойную фамилию и их порядок будет установлен по алфавиту. Новое правило, применимое в случае спора, распространяется только на супругов разного пола, которые являются биологическими родителями одного ребенка. Оно является результатом гармонизации с правилами, регулирующими вопросы выбора фамилии усыновленному ребенку. Выбор фамилии усыновленного ребенкаСтатья 11 главы III и статья 12 закона от 17 мая 2013 года вносит также поправки в статьи 367 и 363 Гражданского кодекса. Эти две статьи являются достаточно сложными и объемными. Полное усыновление в первую очередь преследует цель наделения ребенка новой родственной связью, при которой он получит фамилию усыновителя. Поскольку прошение об усыновлении исходит от пары, то пара вправе воспользоваться четверичным правилом, но при соблюдении трех условий: наличие согласия между супругами, соблюдение предела из двух слов, и, наконец, неиспользование данного выбора по отношению к другому ребенку. В случае отсутствия согласия статья 357 пункт 4 Гражданского кодекса предлагает сочетание двух фамилий в последовательности согласно алфавитному порядку. Правовой статус приемных детей такой же, как и статус биологических детей. Такое уравнение весьма прискорбно. Усыновление и кровное родство не являются равнозначными юридическими фактами. Без сомнения, разрешение спора родителей с применением простого алфавитного порядка вполне успешно и легко в применении, поскольку облегчает задачу государственному служащему и освобождает его от обязанности ожидания исхода процесса между матерью и отцом. Напротив, процедура усыновления всегда предполагает обращение к судье, компетентному решать исход дела об отсутствии договоренности между приемными матерью и отцом путем наилучшего с эстетической точки зрения сочетания фамилий отцов, матерей, либо отца и матери ребенка. Но законодатель решил иначе, оставив нас с неприятным впечатлением, что сложность закона в недостаточной степени нивелирует степень нашего недоверия к суду по делам об усыновлении. Во-вторых, простое усыновление является более сложным. Степени родства, которые таким образом добавляются, в частности отражающиеся в вопросе фамилии, где происходит редуцирование фамилии приемного ребенка, так как у него уже есть биологические отец и мать и он довольно восприимчив к факту его усыновления женатой парой. Правило «двойного имени» здесь приветствуется[52]. В принципе, оно является как минимальным, так и максимальным. Минимальным, потому что двойная фамилия вызывает сочетание двух степеней родства – вследствие усыновления и кровной. Но это минимальное правило не без исключений, что мы увидим позже. Однако то же самое правило двойного имени является всегда и максимальным, поскольку позволяет сохранить только одно из имен, данных ребенку при рождении, и только одно из имен усыновителей в случае усыновления ребенка семейной парой. Выбор двойной фамилии остается за усыновителем или усыновителями, ребенок же с 13 лет приобретает право отклонения.Закрепление подобного правила для целей разрешения конфликтов было вполне мудрым: «В случае отсутствия соглашения либо отсутствия выбора, усыновляемому присваивается вторая фамилия путем добавления к его первой фамилии одного из его усыновителей в алфавитном порядке (статья 363, пункт 3 Гражданского кодекса). Возьмем, к примеру, случай с Бенджамином, рожденным от Мадам Альто и Месье Бемоля 1 августа 2013 года. В случае отсутствия согласия между отцом и матерью в вопросе выбора фамилии для сына, он будет носить фамилию Альто Бемоль. Если его мать и отец погибнут в автомобильной катастрофе, а ребенка доверят Месье Пьяно, другу отца, назначенному судом в качестве опекуна, и женатому на Месье Чар, чью фамилию будет носить Бенджамин, если Месье Чар и Пьяно решили бы усыновить его путем направления официального запроса на простое усыновление и не пришли бы к согласию по поводу фамилии? Как следствие новой статьи 363, пункта 3 он будет носить имя Альто Чар! Печальным является тот факт, что отсутствие юридического контроля в вопросе передачи фамилии носит смешной и бесчестный характер[53]. Закон от 17 мая 2013 года не оставил без внимания большое количество судебных споров по поводу фамилии, которое вызывает простое усыновление; новый закон чутко отреагировал на новые веяния в юриспруденции, согласно которым совершеннолетний ребенок, усыновленный простым путем, может сохранить имя, данное ему при рождении. Вот почему закон дает право суду принимать к производству требования потенциальных родителей о том, чтобы усыновленный носил фамилию усыновителя; таким же образом, в случае усыновления ребенка супруга (супруги), суд может принять к рассмотрению требование усыновляемого о том, чтобы сохранить фамилию, данную при рождении. Совершеннолетние приемные дети не обладают правом вето, тогда как несовершеннолетние в возрасте до 13 лет им обладают. Это особенно целесообразно в случае, когда «усыновляющий супруг принял фамилию биологического родителя, придя к выводу об абсурдности наделения своего приемного ребенка фамилией, которую он не носил до кончины родителя»[54]. Пункт 4 статьи 363 Гражданского кодекса предусматривает, что подобные требования могут быть заявлены и после проведения процедуры усыновления. Остается узнать, будут ли судьи применять данные положения до вступления нового закона в силу. Нежелательным является то, что обратное действие закона прямо не определено, и вряд ли что-то помешает Кассационному суду трактовать ситуацию иначе во избежание в случае простого усыновления формирования административного запроса и изменения фамилии согласно статье 61 Гражданского кодекса, если это недорого, долго и неопределенно. В заключение, закон от 17 мая 2013 года оказался гораздо богаче, чем ожидали от него с учетом мнений сторонников и противников «брака для всех». Закон добавляет многочисленные технические моменты такой точности, что только со временем их можно будет усвоить. Власти теперь должны предоставить гражданам и административным органам время для ознакомления с этим новым порядком, а не обещать уже новой реформы семейного права. Рассматривается как необходимость предоставление новых субъективных прав однополым парам: доступ к медицинской помощи при зачатии с использованием гамет третьих лиц, разрешение усыновления неженатым (незамужним) лицам, не говоря уже о расширении прав по отношению к одиноким лицам…в то время как требования о необходимости возвращения данного закона на доработку не должны быть обусловлены нежеланием принять последствия данного закона, которые может нивелировать только время.

[1] Ж. Карбонье «Каждому свою семью, каждому свое право», в Работе о праве, Дефренуа, 1995. 2ое изд., стр. 181-194; П. Катала, «Метаморфоза семейного права», в работе 1804-2004, Гражданский кодекс, прошлое, будущее, настоящее, Даллоз, 2004, стр. 351-358; Ф. Декевер – Дефос «Экскурс в законодательство», 2007, стр. 207-220; И. Лекет «Некоторые ремарки по поводу плюрализма семейного права», Даллоз, 2012, стр. 522-550.

[2] Закон № 2013-404, 17 мая 2013 года, разрешивший однополые браки.

[3] Э. Бине, Доклад № 628 от имени комитета по законодательству, Национальная Ассамблея, в котором возможность заключения однополых браков представлена как «новый ответ республиканцев в ответ на ожидания гомосексуалистов, предлагающий им свободу выбора юридической природы их связи».

[4] По этой теме – А. Серф – Холлендер, «Борьба с гомофобией», в новом Уголовном кодексе, 10 лет спустя, Д. Томас, Педон, 2005, стр. 214.

[5] Д. Борилло, Права полов. Взгляд права, 2009, стр. 96-110 – Ф. Леруа-Форжео, Правовая история гомосексуализма в Европе, 2007.

[6] 22 октября 1981 года № 7256/76, Дюджеон, Великобритания, Ж. М. Ларральд, Великие решения в праве личности и семьи., А. Батёр, Лекстенсо, 2012, № 145, стр. 152-156.

[7] 17 декабря 1997 года, № 95-20779, противоположные выводы Д. Ф. Вэбера.

[8] 24 февраля 2006 года №04-17090. Ф. Терре и И. Лекетт, Великие постановления гражданского права, Даллоз, 2007, № 53.

[9] 20 февраля 2007 года № 06-15647 и 04-15676.

Батер «Великие решения по праву личности и семьи», Лекстенсо, 2012,стр. 152-156.

[10] 13 марта 2007 года, № 05-16627, Ж. Осэ по поводу свадьбы Бегле 5 июня 2004 года, аннулированной 27 июля 2004.

[11] По поводу бессодержательности данного аргумента, Фульширон «Пары, браки и разница полов: дискриминация?» Литек, 2002, стр. 29-52.

[12] Четкое и содержательное исследование, Шассин, «Условность закона о браках для всех», 4 июля 2013 года, №33, стр. 13-19.

[13] 6 октября 2010, № 2010-39 QPC,. 9 : 2010, стр. 2744, Ж. Осэ.

[14] 28 янв. 2011, № 2010-92 QPC, 2011, стр. 157, Ф. Шенедэ ; 2011, № 134, стр. 250, А. Миркович ; 2011, стр. 326,Ж. Осэ.

[15] Ф. Ромэ, «Калмос», 2013, стр. 985

[16] Б. де Бойсон «Медицинская помощь при зачатии детей для однополых пар: какие перспективы?», Семейное право, 2013, № 25, стр. 35-37

[17] Ф. Шенедэ, «А завтра, суррогатное материнство?, Семейное право 2013, № 27, стр. 40-43.

[18] № 2013-669, Ж. М. Ларральд «Брак для всех не противоречит Конституции»; Ф. Шенедэ «Новый урок демократии от Конституционного Совета» 2013, стр. 332.

[19] А. Батер «По вопросу брака для всех: двойной смысл в Гражданском кодексе в вопросе родительского слова и силы закона!», 2013 год, № 3, стр. 12, Фульширон «Брак для всех в международном частном праве: французский законодатель виновен…», Семейное право 2013, № 9, стр. 31.

[20] 18 мая 2013 года, стр. 8253.

[21] Ж. Карбонье, «Гражданское право. Введение. Лица, семья, ребенок, пара». 2004, стр.139

[22] О первом разрыве с церковью, Меланж Жерар Шампиненуа, 2012, стр. 113-128.

[23] И.Тьери, «Однополые браки и родство: антропологический разрыв или реформа цивилизации?», Семейное право, № 17, стр. 9-12.

[24] А. Батер «Революция в семейном праве и закон от 17 мая 2013 года, разрешающий однополые браки» и усыновление однополыми парами», 4 июля 2013 года, № 133, стр. 3-4.

[25] По вопросу этой противоречивой тенденции, Ж. Рауль-Коррмей, «Вопросы пола в Гражданском кодексе», 2009, стр. 183-208.

[26] Разная половая принадлежность не исчезла из оснований признания брака недействительным. Она стала одним из основных условий, определяющих права супруга (супруги). Ошибка в данном факте является основанием для применения статьи 180 Гражданского кодекса. Т. Дувиль, 2013, № 133, стр. 20-23.

[27] Циркуляр от 29 мая 2013 года, JUSC1312445C.

[28] Ж. Корню, «Гражданское, семейное право», Монкрестьен, 2006, изд. № 9, № 52, стр. 107.

[29] «он хочет жениться на своей теще!» — Элизабет Лоренц, 47 лет, и Эрик Холдер, 44 года, живут вместе 5 лет, но знают друг друга больше 20 лет, с 2003 по 2006 он был ее зятем. Они были зятем и тещей и хотели пожениться через два месяца. Но они получили запрет: «Я получила письмо от Президента Олланда, где написано, что это недопустимо и никакие исключения невозможны, поскольку мой первый муж жив».

[30] Годешо-Патрис и Гильяме «Закон № 2013-404 от 17 мая 2013…Перспективы международного частного права», 2013, стр. 1756-1764; А. ГосСелин-Горанд «Закон от 17 мая 2013 года или поощрение однополых браков в международном масштабе», 4 июля 2013, № 133, стр. 24-28;А. Пане «Международный однополый брак во Франции: празднование и признание», №29 Семейного права, стр. 47-50; Фульширон «Признание французских однополых браков в мире-неопределенность…», №30 Семейного права, стр. 51-53; Ревийар «Брак между лицами одного пола в международном частном праве», стр. 743;

[31] Малори и Фульширон, Гражданское, Семейное право, 2011, № 200.

[32] Закон № 2010-737, 1 июля 2010 : 2 июля. 2010, стр. 12001, статья. 8, вступила в силу 1 мая 2011. По этому вопросу Мулон и Касэ, газета «Палэ Републикан», 2010.

[33] С. Туков «Свобода совести мэра при применении закона в Республике», № 11 Семейного права, стр. 39.

[34] М. Гримальди «Критический подход к вопросу передачи фамилии», 23 декабря, 1985.

[35] 15 ноября 2011 года, стр. 1939, Приложение 2.

[36] Могер-Вильпо, «Развод для всех», 4 июля 2013, № 133, стр. 53-58, С. Туре «Развод для всех», №22 Семейного права, стр. 25-27.

[37] С. Пэр «Статья 6-1 Гражданского кодекса: достоинства и недостатки предварительного порядка», 2013.

А. М. Леройе «Закон от 17 мая 2013 года… Прошлое, настоящее и будущее», 2013.

[38] Форэ и Куби «Предварительный порядок в Гражданском кодексе», 2003.

[39] О чем не сказано в статье 6-1 после первого чтения в Национальной Ассамблее? Предыдущий вариант статьи содержал критику со стороны Сената: «Положения Книги третьей применяются в равной степени ко всем-к родителям обоих полов».

[40] Ж. Рауль – Кормей «Супруг незащищенной личности», 2008, Дефренуа, стр. 1303-1319.

[41] И. Дауриак «Переживший супруг в законе от 23 июня 2006 года».

[42] А. Дэвер «Пособие по утрате однополого супруга», №23 Семейного права, 2013, стр. 28-29.

[43] А. Мольер «Свободный союз, партнерство, брак: имущественные перспективы. Режим имущества», 2013, №20, стр. 19-21; Ж. Лепрово «Однополые браки и управление имуществом: защита для всех?», 4 июля 2013 года, № 133, стр. 69-72.

[44] Ж. Осэ «Однополые браки и нотариус: реформа замалчиваний и затягиваний», № 7 Семейного права, стр. 24-27.

[45] 22 января 2008 года, П. Энйон – Жаке, стр. 249.

[46] Данные министерства юстиции, Бельмохтар «Простое и полное усыновление – Разные проекты», 2009. № 106.

[47] П. Мюрат «Доступность усыновления однополым парам», № 24 Семейного права, стр. 30-34.

[48] А. Батер, «Усыновление и закон от 17 мая 2013 года, разрешающий однополые браки, 4 июля 2013 года, № 133, стр. 29-36.

[49] А. М. Леруайе «Закон от 17 мая 2013 года… Прошло, настоящее и будущее», стр. 1704.

[50] Л. Фроссар «Родительские права после закона от 17 мая 2013 года», 4 июля 2013 года, № 133, стр. 33-37.

[51] Ф. Рог «Семейная фамилия в законе от 17 мая 2013 года…», 2013, стр. 737-743.

[52] Ф. Рог «Разница между составной и двойной фамилией», 1 июня 2012.

[53] Ф. Рог «Семейная фамилия в законе от 17 мая 2013 года…», 2013.

[54] Ж. Осэ «Однополые браки и нотариус: реформа замалчиваний и затягиваний», № 11.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *