Частно-правовые элементы при пересмотре не вступившего в законную силу судебного решения в уголовном судопроизводстве

Василий Матейчук

Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Челябинский филиал, старший преподаватель

В статье рассматриваются частно-правовые элементы в уголовном судопроизводстве. Делается вывод о расширении пределов диспозитивности в институте гражданского иска и производстве по делам частного обвинения в апелляционном производстве.

Общепризнано, что право представляет собой систему общеобязательных правил поведения, которые санкционированы и охраняются государством. Общеобязательность выражается в том, что они обязательны для всего общества или для его части. При этом государство санкционирует их, то есть придает законную силу, принуждает к их исполнению и устанавливает санкции за их неисполнение. В большинстве стран требуется закрепление правовых норм в письменном виде в форме законов и подзаконных актов. Но при этом, даже если в систему права того или иного государства входят правовые обычаи и религиозные нормы, государство тем или иным образом письменно закрепляет их существование и применение в индивидуальных правовых актах – решениях судов и административных органов. Данное толкование характерно для существования объективной стороны права.

Кроме того, существует право того или иного индивидуума поступать по своему усмотрению в рамках, которые ему отведены объективным правом, избирать тот или иной вариант поведения из разрешенных или предписанных законодательством. Индивидуум имеет право заключать или не заключать договоры, иметь или не иметь собственность. Такая вариативность действий характеризует субъективную сторону права.

«В связи с этим в рамках правового регулирования имеет место определенный дуализм — с одной стороны право призвано определять и сохранять границы свободы, причем такие границы, которые обозначают необходимый простор для самостоятельной деятельности человека и за пределами которых свобода человека становится в сущности «антисвободой» – разгулом вседозволенности, вольницей, произволом, хаосом своеволия, а с другой — оснащать свободу человека действенными средствами и механизмами, позволяющими делать свободу человека реальностью; принудительный закон, правосудие, всевозможный юридический инструментарий, направленный на обеспечение порядка и законности, – весь обширный комплекс юридических средств и механизмов позволяет – и во многом только он позволяет – в сложных, противоречивых условиях жизни, наполненной сталкивающимися интересами, побуждениями, страстями, антагонизмом, противоборством, реализовать свободу человека в ее позитивных значениях в практической жизни». [1]

Из такого соотношение интересов общества и личных интересов в рамках юридических нормативных комплексов вытекают категории   публичности и диспозитивности. Категория публичности получила более широкое распространение в публичном праве, диспозитивность – в частном. Деление права на публичное и частное получило в мировой юриспруденции широкое признание. Оно рассматривается большинством правоведов в качестве очевидного и фундаментального.[2] Публичность — правовой принцип, в соответствии с которым должностные лица и органы государства обязаны действовать от его имени и в его интересах. В случаях коллизии интересов государства и личности отдается предпочтение первым. Диспозитивность как принцип права, наоборот, предоставляет гражданам возможность по собственному усмотрению распоряжаться своим материальным или процессуальным правом, не прибегая к содействию государства. В условиях диспозитивности личный интерес гражданина оказывается более ценным, чем конкурирующий государственный интерес. [3]

Деление права на публичное и частное подразумевает собой разделение на два больших направления, сферы правового регулирования, в которые включены в свою очередь отрасли права. Существует точка зрения, что в рамках   частного права существуют гражданское право, наследственное право, семейное право, авторское право, изобретательское (патентное) право, трудовое право, предпринимательское право с его «ядром» – корпоративным правом. [4]

К публичному праву относятся: уголовно — процессуальное право, уголовное право, административное право, финансовое право и ряд других отраслей, где значительными являются интересы государства и общества. Бесспорно, что такое деление не является исчерпывающим или бесспорным, но в основном предпочтение в большей части юридического дискурса отдается именно такой дифференциации.

В уголовном процессе существует преобладание «публичного интереса» и как следствие императивного метода правового регулирования. В главе 2 УПК РФ принцип публичности как принцип уголовного судопроизводства законодательно не закреплен, что не означает его отсутствие. «Принцип публичности находит отражение в подавляющем большинстве уголовно-процессуальных норм за отдельными незначительными исключениями. Законченное нормативное формулирование принципа публичности с выделением его в самостоятельную статью кодекса и включением в главу о принципах уголовного судопроизводства является нецелесообразным и невозможно без значительного ущерба его содержанию. Отсутствие легального определения принципа публичности не умаляет его «принципиального» значения и не влияет на объективное существование публичности как основы уголовно-процессуальной деятельности».[5]

Преобладание публичности не означает, что диспозитивность как элемент преобладающий в частном праве   отсутствует в уголовном процессе. Основными признаками диспозитивности являются: 1) равенство субъектов правоотношений, то есть равные полномочия и равные возможности при выборе средств для их реализации; 2) свобода волеизъявления, то есть использование возможности реализовать свое право на совершение какого-либо юридически значимого действий или отказаться от его совершения; 3) вариативность поведения, то есть усмотрение на выбор модели поведения из возможных, разрешенных законом.

С.А. Касаткина выделяет формы проявления диспозитивности в уголовном процессе и классифицирует их следующим образом:

  1. При решении вопросов о возбуждении уголовного дела:

— возможность потерпевшего по делам частного и частно — публичного обвинения по собственному усмотрению принять решение о возбуждении уголовного дела;

— учет мнения частного лица (руководителя предприятия) о возбуждении уголовного дела в отношении лица, совершившего преступление против интересов коммерческой организации (ст. 23 УПК РФ)

  1. При решении вопросов о движении уголовного дела:

— возможность вынесения приговора суда без проведения судебного разбирательства по ходатайству обвиняемого в случае его согласия с предъявленным обвинением (гл. 40 УПК РФ);

— право сторон обжаловать в апелляционном, кассационном, а также надзорном порядке приговор суда;

  1. Право лица, которому преступлением причинен имущественный и моральный вред, предъявить гражданский иск (ст. 44 УПК РФ;) либо отказаться от гражданского иска (п. 11 ч. 4 ст. 44 УПК РФ).
  2. При решении вопросов о составе суда и подсудности уголовного дела:

— право обвиняемого ходатайствовать о рассмотрении его дела о тяжком или особо тяжком преступлении коллегией из трех судей федерального суда общей юрисдикции (п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ);

— право обвиняемого, совершившего преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 31 УПК РФ по собственному усмотрению выбирать подсудность суду в составе трех судей федерального суда общей юрисдикции либо судье федерального суда общей юрисдикции и 12 присяжных заседателей (п. 2 ч. 2 ст. 30 УПК РФ);

  1. При решении вопросов о прекращении уголовного дела и уголовного преследования:

— примирение потерпевшего с обвиняемым по делам частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК РФ);

— примирение потерпевшего с обвиняемым по делам публичного обвинения в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ;

— учет мнения обвиняемого при решение вопроса о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (п.п. 3, 6 ч. 1 ст. 24, ст. 26, п.п. 3, 6-8 ч. 1 ст. 27, 28, 427 УПК РФ).[6]

Вышеуказанное перечисление случаев проявления диспозитивности в уголовном процессе не является исчерпывающим и может быть существенно дополнено, однако это составляет предмет отдельного исследования. Производство по делам частного обвинения и институт гражданского иска по нашему мнению являются наиболее яркими проявлениями диспозитивности в уголовном процессе.

В связи с тем, что с 1 января 2013 года в РФ действует новый порядок производства в суде второй инстанции по уголовным делам, определенный интерес представляет собой проявление диспозитивности в апелляционном производстве.  Согласно ч.2 ст. 44 УПК РФ, гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве данного уголовного дела в суде первой инстанции. Таким образом, в суде второй инстанции заявление гражданского иска не предусмотрено. Согласно ч.4 ст. 44 УПК РФ, гражданский истец вправе знакомиться с протоколом судебного заседания и подавать на него замечания, вправе приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда, также указано, что гражданский истец имеет право обжаловать приговор, определение и постановление суда только в части, касающейся гражданского иска. Означает ли это, что гражданский истец не имеет право обжаловать решение суда о рассмотрении его замечаний на протокол судебного заседания? Представляется, что данное право ему предоставлено. Доводы жалобы на решение о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания указываются, как правило, в апелляционной жалобе на итоговое решение по делу и рассматриваются судом второй инстанции одновременно с таковым. Данная ситуация создает впечатление, что протокол судебного заседания является составной частью итогового решения. Однако решение о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания является промежуточным решением, а судебная практика по рассмотрению апелляционной жалобы на него одновременного с итоговым решением по делу обуславливается только лишь нецелесообразностью проводить дополнительное судебное заседание и одновременностью изготовления, как итогового решения, так и протокола судебного заседания. При этом следует учесть, что оба этих процессуальных акта изготавливаются разными участниками уголовного судопроизводства — итоговое решение по делу судом или судьей, а протокол изготавливается секретарем судебного заседания, а судья лишь   заверяет своей подписью правильность его составления.

Кроме того, неотъемлемым и базовым правом гражданского истца является право отказаться от исковых требований, в том числе и на стадии апелляционного производства. Согласно ч.5 ст. 44 УПК РФ отказ от гражданского иска может быть заявлен гражданским истцом в любой момент производства по уголовному делу, но до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора. Отказ от гражданского иска влечет за собой прекращение производства по нему. Бесспорно, пределы усмотрения для гражданского истца относительно своих притязаний несколько расширены по сравнению с потерпевшим, который не имеет права отказаться от обвинения, а может лишь только выразить к нему свое отношение. Потерпевший одновременно может являться и гражданским истцом, что вытекает из положений ст. 42 ч.4 УПК РФ, в этом случае несколько расширенные пределы диспозитивности данного лица, совмещающего два статуса, касаются только его статуса гражданского истца, в том числе и в апелляционной инстанции.

Согласно ст.271 ч.1 УПК РФ перед началом судебного следствия суд обязан выяснить у сторон об имеющихся ходатайствах о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ. Является ли перечень ходатайств, которые имеют право заявить участники процесса перед началом судебного следствия исчерпывающим? Представляется, что нет. Безусловно, в данной стадии судопроизводства они наделены правом заявлять любые ходатайства и суд вправе их рассмотреть и при наличии оснований для этого удовлетворить те из них, которые входят в его полномочия. Например, об отмене, применении или изменении меры пресечения в отношении подсудимого. Статья 111 УПК РФ предусматривает право суда применить меры принуждения. То есть, стороны наделены правом заявить ходатайство о применении мер принуждения в том числе и в стадии апелляционного производства.

В контексте данного исследования интерес представляют полномочия суда апелляционной инстанции рассмотреть и при наличии оснований удовлетворить ходатайство физического или юридического лица о признании его гражданским истцом и о принятии судом гражданского иска, если такое ходатайство заявлялось в суде первой инстанции и не было удовлетворено. Согласно ст. 389.13 ч.1 УПК РФ,  производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном главами 35 — 39 УПК РФ, то есть по правилам рассмотрения предусмотренным в суде первой инстанции с изъятиями, предусмотренными главой 45.1 УПК РФ. Отказ в признании гражданским истцом и как следствие отказ в принятии гражданского иска является промежуточным решением суда и может быть обжалован отдельно, до вынесения итогового решения по делу. Однако существуют ситуации, когда итоговое решение вынесено достаточно быстро, например за один или два дня после начала судебного разбирательства дела по существу. При этом не имеется возможности обжаловать отказ в удовлетворении данного ходатайства отдельно от итогового решения по делу. В таком случае отказ в удовлетворении этого ходатайства обжалуется одновременно с итоговым решением по делу. Данное ходатайство может быть удовлетворено судом апелляционной инстанции. Это означает, что в апелляционной инстанции суд вправе рассмотреть ходатайство о признании лица гражданским истцом, принять гражданский иск по делу и рассмотреть его по существу.

При рассмотрении дел частного обвинения мировым судьей пределы диспозитивности потерпевшего, который одновременно является и частным обвинителем, существенно расширяются по сравнению с рассмотрением дел публичного и частно-публичного обвинения. Данное расширение пределов диспозитивности касается и пересмотра дела частного обвинения и в апелляционной инстанции районным судом. Без заявления потерпевшего уголовное дело не может быть возбуждено (ст. 20 ч.2 УПК РФ). Потерпевший самостоятельно, без участия государства поддерживает обвинение и предъявляет доказательства, а также вправе изменить обвинение (ч.4 и ч.5 ст. 321 УПК РФ).   Потерпевший вправе в любой момент производства по делу до удаления суда в совещательную комнату отказаться от обвинения без указания мотивов отказа (ст. 321 ч.5 УПК РФ). В отличие от этого, по делам частно — публичного и публичного обвинения государственный обвинитель при отказе от обвинения обязан изложить мотивы отказа, на основании ч.7 ст. 246 УПК РФ, то есть такой отказ не может быть произвольным. Волеизъявление потерпевшего в этом случае может не учитываться. Потерпевший вправе примириться с подсудимым  в любой момент производства по делу (ст. 20 ч.2 УПК РФ). Примирение может состояться вне зависимости от субъектных качеств подсудимого и совершения им каких- либо действий. По делам публичного и частно — публичного обвинения возможность примирения обуславливается совершением подозреваемым, обвиняемым или подсудимым совершением определенных действий, а также ставится в зависимость от категории совершенного преступления. Это возмещение причиненного ущерба при совершении преступления небольшой или средней тяжести впервые (ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ).

Резюмируя изложенное, целесообразно сделать следующие выводы. В стадии рассмотрения дела судом второй инстанции диспозитивность как элемент частного права наиболее ярко проявляется в институте гражданского иска и при пересмотре дел частного обвинения. В гражданском иске это проявляется в следующих правах гражданского истца: 1) отказаться от иска до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату; 2) заявить повторное ходатайство о признании гражданским истцом, если оно не было удовлетворено судом первой инстанции; 3) заявить гражданский иск, если в принятии его судом первой инстанции было отказано. По делам частного обвинения диспозитивность проявляется в следующих правах потерпевшего: 1) реализовать право на возбуждение уголовного преследования единолично, без учета волеизъявления какого-либо субъекта уголовного судопроизводства путем подачи заявления мировому судье; 2) единолично поддерживать обвинение и представлять доказательства; 2) отказаться от обвинения без указания мотивов отказа, ограничений и учета мнения какого — либо участника процесса; 3) примириться с подсудимым без ограничений данного права, обусловленных субъектными особенностями последнего и его поведением после совершения противоправного деяния.

[1] Алексеев С.С. Философия права и теория права // Собрание сочинений в десяти томах / том 7.М.: Статут, 2010. С. 337.

[2] Там же, С. 341

[3] Петрухин И. Л. Публичность и диспозитивность в уголовном процессе [Электронный ресурс]. URL: http://www.juristlib.ru/book_1223.html /(дата обращения: 29.01.2015).

[4] Кашанина Т.В. Корпоративное право // Право хозяйственных товариществ и обществ: Учебник. -М.: Норма – Инфра-М, 1999. С. 36–41.

[5] А.Н. Козлова, Публичность как принцип уголовного судопроизводства: Автореферат диссертации кандидата юридических наук — М.,2007. С. 10

[6] Касаткина, С. А. Публичность и диспозитивность в Российском уголовном процессе. Автореферат диссертации …….. кандидата юридических наук : — М.,2002. С. 12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *